Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Потом он перебежал в рубку и на полную мощность врубил  стодвадцативаттные
динамики. "Ревела буря, дождь шумел..." - понеслось над рекой. Сбившиеся у
ног Берестина щенки испуганно завыли хором. Видно было,  как  Воронцов  на
мостике от чудовищного звука  брезгливо  поморщился  и  погрозил  Шульгину
кулаком.
     В целом все это  напоминало  отправление  экскурсионного  трамвайчика
где-нибудь в Сочи или Ялте.
     Берестин подождал, пока  "Ермак"  описал  по  плесу  крутую  дугу  и,
избирая  скорость,  вышел  на  стрежень.  Река  -  возможно,  впервые   от
сотворения мира - получила законное право именоваться судоходной артерией.
Или, если угодно, голубой магистралью.
     Алексей сделал несколько снимков этого исторического момента и  начал
подниматься вверх по крутой, в полтораста ступеней, лестнице.
     Он, наконец, остался один. По-настоящему один,  с  глазу  на  глаз  с
целой необъятной планетой. Оттого, что вверх по реке, не  так  еще  далеко
отсюда двигался катер с друзьями и подругами, одиночество  не  становилось
меньше. Да и вообще применимы ли количественные оценки к такому понятию?
     Достаточно и того, что в  пределах  горизонта  нет,  кроме  него,  ни
одного человека и не будет еще много дней, а значит,  не  нужно  стараться
выглядеть определенным образом в чужих глазах, не нужно думать, что и  как
сказать. Вот эта освобожденность и была ему нужна  сейчас.  Чтобы  вернуть
почти утраченное ощущение самого себя.
     Первые дли он в форте только ночевал. Все остальное время проводил  в
долгих, многочасовых и многокилометровых прогулках по окрестным холмам, по
берегу реки, по бесконечному  вековому  лесу.  Когда  ноги  сами  выбирают
дорогу, глаза внимательно и цепко  смотрят  по  сторонам,  пальцы  сжимают
шейку приклада, а голова  свободна  от  мелких  и  суетных  забот,  можно,
оказывается, думать о вещах серьезных и важных.
     О том, например, что лучшая часть жизни, считай, уже  и  прожита,  и,
если бы не последние события - прожита почти напрасно. Что  толку  от  так
называемых "творческих успехов", если они - только бледная тень того,  что
могло быть? Хорошо, конечно,  что  удалось  вовремя  найти  свой  нынешний
стиль, пусть и подражательский по большому счету,  "певца  старой  Москвы,
непревзойденного мастера пепельной гаммы". Пусть с ним не случилось  того,
что со многими близкими и не очень близкими знакомыми  и  приятелями.  Это
скорее  вопрос  темперамента,  чем  осознанный  выбор.  Или,   еще   хуже,
отсутствие той степени веры в себя, в свой талант, когда готов на все,  на
эмиграцию  или  самоубийство,  лишь  бы  сохранить  личную  и   творческую
свободу...
     Но, может быть, не стоит судить себя столь строго? Ведь  то,  что  он
делал столько лет, получалось у него хорошо, душой он не кривил и совестью
не торговал, никогда не вступал ни в какие  коалиции  и  группировки,  сам
никого не трогал, и его не трогали. Может, дело лишь в том, что  в  юности
он принял не самое верное решение? Не лучше ли  было  остаться  в  кадрах,
служить, прыгать с парашютом и - не забивать себе голову  интеллигентскими
рефлексиями? А живопись бы и так никуда не делась. Рисовал бы  на  досуге,
выставлялся в окружном Доме офицеров...
     Не зря до сих пор так остро вспоминаются офицерские дни, особенно те,
когда он хоть краешком ощутил причастность к  настоящим  событиям.  Жаркие
дни  августа,  бетон  аэропорта,  бледные  вспышки  дульного   пламени   и
пронзительный  вой  рикошетов...  Восхитительное   ощущение,   когда   все
кончилось, ты оказался живой, сидишь, расстегнув ремни и  подставив  голую
грудь прохладному ветру, жадно куришь и разговариваешь  с  друзьями,  тоже
живыми, о том, что было только что и что из всего этого получится потом...
     А чувство, когда генерал перед строем вручал ему первую  и  последнюю
боевую медаль, которую с тех пор он не надевал ни разу...
     Может, только в те мгновения и была настоящая  осмысленная  жизнь,  а
все остальное - суета сует и ловля ветра?
     Как бы сложилась его жизнь, лучше или хуже? И сразу  же  вопрос:  что
случилось бы на Земле тогда с пришельцами, со всеми его  новыми  друзьями,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.