Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Потом он перебежал в рубку и на полную мощность врубил  стодвадцативаттные
динамики. "Ревела буря, дождь шумел..." - понеслось над рекой. Сбившиеся у
ног Берестина щенки испуганно завыли хором. Видно было,  как  Воронцов  на
мостике от чудовищного звука  брезгливо  поморщился  и  погрозил  Шульгину
кулаком.
     В целом все это  напоминало  отправление  экскурсионного  трамвайчика
где-нибудь в Сочи или Ялте.
     Берестин подождал, пока  "Ермак"  описал  по  плесу  крутую  дугу  и,
избирая  скорость,  вышел  на  стрежень.  Река  -  возможно,  впервые   от
сотворения мира - получила законное право именоваться судоходной артерией.
Или, если угодно, голубой магистралью.
     Алексей сделал несколько снимков этого исторического момента и  начал
подниматься вверх по крутой, в полтораста ступеней, лестнице.
     Он, наконец, остался один. По-настоящему один,  с  глазу  на  глаз  с
целой необъятной планетой. Оттого, что вверх по реке, не  так  еще  далеко
отсюда двигался катер с друзьями и подругами, одиночество  не  становилось
меньше. Да и вообще применимы ли количественные оценки к такому понятию?
     Достаточно и того, что в  пределах  горизонта  нет,  кроме  него,  ни
одного человека и не будет еще много дней, а значит,  не  нужно  стараться
выглядеть определенным образом в чужих глазах, не нужно думать, что и  как
сказать. Вот эта освобожденность и была ему нужна  сейчас.  Чтобы  вернуть
почти утраченное ощущение самого себя.
     Первые дли он в форте только ночевал. Все остальное время проводил  в
долгих, многочасовых и многокилометровых прогулках по окрестным холмам, по
берегу реки, по бесконечному  вековому  лесу.  Когда  ноги  сами  выбирают
дорогу, глаза внимательно и цепко  смотрят  по  сторонам,  пальцы  сжимают
шейку приклада, а голова  свободна  от  мелких  и  суетных  забот,  можно,
оказывается, думать о вещах серьезных и важных.
     О том, например, что лучшая часть жизни, считай, уже  и  прожита,  и,
если бы не последние события - прожита почти напрасно. Что  толку  от  так
называемых "творческих успехов", если они - только бледная тень того,  что
могло быть? Хорошо, конечно,  что  удалось  вовремя  найти  свой  нынешний
стиль, пусть и подражательский по большому счету,  "певца  старой  Москвы,
непревзойденного мастера пепельной гаммы". Пусть с ним не случилось  того,
что со многими близкими и не очень близкими знакомыми  и  приятелями.  Это
скорее  вопрос  темперамента,  чем  осознанный  выбор.  Или,   еще   хуже,
отсутствие той степени веры в себя, в свой талант, когда готов на все,  на
эмиграцию  или  самоубийство,  лишь  бы  сохранить  личную  и   творческую
свободу...
     Но, может быть, не стоит судить себя столь строго? Ведь  то,  что  он
делал столько лет, получалось у него хорошо, душой он не кривил и совестью
не торговал, никогда не вступал ни в какие  коалиции  и  группировки,  сам
никого не трогал, и его не трогали. Может, дело лишь в том, что  в  юности
он принял не самое верное решение? Не лучше ли  было  остаться  в  кадрах,
служить, прыгать с парашютом и - не забивать себе голову  интеллигентскими
рефлексиями? А живопись бы и так никуда не делась. Рисовал бы  на  досуге,
выставлялся в окружном Доме офицеров...
     Не зря до сих пор так остро вспоминаются офицерские дни, особенно те,
когда он хоть краешком ощутил причастность к  настоящим  событиям.  Жаркие
дни  августа,  бетон  аэропорта,  бледные  вспышки  дульного   пламени   и
пронзительный  вой  рикошетов...  Восхитительное   ощущение,   когда   все
кончилось, ты оказался живой, сидишь, расстегнув ремни и  подставив  голую
грудь прохладному ветру, жадно куришь и разговариваешь  с  друзьями,  тоже
живыми, о том, что было только что и что из всего этого получится потом...
     А чувство, когда генерал перед строем вручал ему первую  и  последнюю
боевую медаль, которую с тех пор он не надевал ни разу...
     Может, только в те мгновения и была настоящая  осмысленная  жизнь,  а
все остальное - суета сует и ловля ветра?
     Как бы сложилась его жизнь, лучше или хуже? И сразу  же  вопрос:  что
случилось бы на Земле тогда с пришельцами, со всеми его  новыми  друзьями,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.