Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Где бульдозером, где просто лопатами вычистили от снега двор.  Лариса
подобрала всем лыжи и соответствующее снаряжение, доказав, что она в  этом
деле понимает, и жизнь вновь стала интересной.
     Просто  удивительно,  как  мало  надо  человеку.  Вроде   ничего   не
изменилось, кроме погоды, а настроение стало совсем другим.
     Каждое  утро  -  многокилометровые  лыжные  прогулки  по   радиальным
маршрутам, хозяйственные работы в  доме  и  вокруг,  непременная  баня  по
вечерам и долгие, заполночь, беседы  у  камина.  Типичные  интеллигентские
беседы близких по  взглядам  и  уровню  интеллекта  людей:  о  литературе,
истории, политике...
     Левашов  поражался,  как  на  глазах  менялась   Лариса.   Глядя   на
остроумную, раскованную, иногда ехидную, но доброжелательную  девушку,  он
уже с трудом верил, что совсем недавно она едва  держалась  на  ногах  под
грузом своих комплексов, чуть что - ощетинивалась, как рассерженный еж,  и
приходилось тщательно взвешивать каждое обращенное к ней слово,  чтобы  не
нарваться на резкость.


     ...Вся эта приятная и спокойная жизнь кончилась сразу. Как,  впрочем,
случается все или почти все в  этой  жизни,  даже  если  какие-то  явления
предвидимы и даже ожидаемы. Что может быть, вообще говоря, банальнее, чем,
допустим, смерть, однако почти каждый конкретный случай воспринимается как
событие трагическое и совершенно внезапное. Но в данном случае  речь  идет
не о смерти, а совсем даже напротив -  об  открытии  на  планете  разумной
жизни...
     Рано утром, когда небо еще  отливало  темно-сиреневым  перламутром  и
край солнца только-только  показался  над  заснеженными  холмами,  Шульгин
проделывал свой обычный получасовой комплекс силовой гимнастики на  свежем
воздухе. Он уже закончил  упражнения,  крепко  растерся  сухим  и  жестким
снегом и собирался возвратиться в дом, чтобы завершить  процедуру  горячим
душем. Поднявшись на крыльцо, скользнул взглядом  по  освещенным  розовыми
лучами  окрестностям  и  увидел  нечто,  вполне   заслуживающее   названия
"неопознанный летающий объект".
     Словно сигнальщик, опаздывающий на вахту, он взлетел по скобтрапу  на
смотровую площадку, укрепленную  между  ветвями  растущей  рядом  с  домом
гигантской сосны. Ткнулся бровями в окаменевшую резину окуляров,  завертел
кремальеру стереотрубы, догоняя ускользающую  цель.  Чуть  тронул  барабан
наводки на резкость, и  между  делениями  угломерной  сетки,  на  удалении
километров в пяти вырисовалось  некое  сооружение,  медленно  проплывающее
курсом с востока на юго-запад  на  высоте  около  километра.  Более  всего
наблюдаемый   объект   напоминал   земной   дирижабль,    однако    земное
происхождение, по известным причинам, заведомо исключалось.
     Первым  ощущением  Шульгина  было  такое  прозаическое  чувство,  как
досада. Оттого, что опять ломается налаженный образ жизни, возникает масса
новых вопросов и проблем. Только что все было так обычно  и  спокойно.  Не
обернись он в эту сторону - стоял бы сейчас под тугими обжигающими струями
и ни о чем бы не думал.  Вот  уж  воистину  -  умножая  знания,  умножаешь
скорби...
     Шульгин выдернул из зажима трубку телефона.
     Пока разбуженные тревожным звонком колонисты одевались и  карабкались
наверх,  через  всю  наличную  оптику  всматривались   в   артефакт,   он,
неторопливо удаляясь, растаял в блистающей синеве.
     Но увидеть все успели достаточно.
     Обмен мнениями состоялся уже внизу, в библиотеке.
     - С точки зрения теории вероятности - полный бред, - говорил Шульгин,
прижимая к горячему печному кафелю окоченевшие  кисти  рук.  -  Сначала  -
пришельцы двух видов, теперь еще и местная цивилизация. Да так  просто  не
может быть...
     - Теория тут ни при чем, - возразил Левашов, - и  допускает  все  что
угодно. Не обязательно, при вероятности один на  миллион,  делать  миллион

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.