Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Однако ни логических, ни моральных доводов его друзья сейчас  слушать
не  станут,  слишком  они  возбуждены.  Поэтому   Новиков   привел   довод
неотразимый:
     - Нечем воевать. Снарядов всего пять штук осталось, и все - картечь.
     - Кстати, - неожиданно поддержал его Берестин, - враг бежит. Впервые,
кажется, за всю эту бестолковую войну.
     Действительно, видневшиеся вдали машины неприятеля исчезли.  А  когда
Алексей, сменивший Шульгина за рычагами, вывел танк на вершину, они смогли
увидеть, как укоротившаяся цепь бронеходов уплывает за южный горизонт.
     - Тогда можно и по трофеи отправляться, - мечтательно сказал Шульгин,
стирая платком с лица грязь и копоть.
     Берестин с сомнением покрутил головой.
     - Обождать надо. Врежет какой-нибудь недобитый, к чему тогда все?
     - А что, так и бросать? Представляешь, там  же  чего  только  нет.  И
движки, и гравипушки. Да и раки в натуре...
     - Оно конечно... - неуверенно сказал Берестин. Но  что-то  продолжало
удерживать и его от опрометчивых шагов. Теперь их было двое с Новиковым, и
они убедили Шульгина, что хоть до утра подождать надо.
     - Если никакого шевеления не будет, тогда и сходим.
     - Черт с вами. Тогда я спать полез, а вы  сообразите,  чего  пожрать.
Разбудите.
     - Пойдет. Спи давай...


     Шульгин появился на крыше Замка, словно видение из иного мира, потому
что с райской обстановкой этого уголка совершенно не сочетался небритый, с
рассеченной щекой к красными глазами человек в грязных джинсах  и  меховой
кожанке, сжимающий в левой руке пулемет Калашникова.
     Он постоял несколько секунд,  обводя  прищуренным  взглядом  овальный
бассейн с изумрудной водой, тропическую  зелень  зимнего  сада,  загорелые
тела женщин в шезлонгах, едва прикрытые ленточками бикини, словно выжидал,
когда все здесь присутствующие заметят его прибытие, и только  убедившись,
что мизансцена по мотивам популярной картины Репина "Не ждали" выстроилась
правильно, подрагивающим голосом спросил:
     - Отдыхаете? Ну-ну... - и с грохотом бросил  на  узорчатый  пол  свое
оружие.
     Пошатываясь, он сделал три шага и почти  упал  в  ближайшее  плетеное
кресло. За ним в проеме двери показались Левашов и Лариса.
     Первой опомнилась Ирина. Вскочив, она подбежала к Шульгину.
     - Что? Что там у вас случилось? Где Андрей? Алексей? Что с ними?
     Сашка, подняв голову, скользнул взглядом по ее темно-бронзовому телу,
провел  ладонью  по  своему  лицу,  покрытому   трехдневной   щетиной,   и
отвернулся. Пробурчал что-то вроде: "Жарко тут у вас", - и начал стягивать
куртку. При этом он морщился и шипел от боли.
     Отстранив Ирину, к нему подошел Воронцов, тоже в одних плавках, помог
вынуть руку из рукава.
     - Что, ранен?
     Шульгин отрицательно мотнул головой.
     - Что вы все молчите? - неожиданно визгливо крикнула Ирина, обращаясь
теперь уже к Левашову.
     Вокруг уже столпились все - Наташа, Альба, Корнеев, Айер.
     Лариса обняла Ирину за плечи.
     - Успокойся, Ира, еще ничего не известно, главное, что они  наверняка
живы...
     - Живы?! А где же они? Что там у вас  произошло,  можете  вы  наконец
сказать? - И разрыдалась, уткнувшись лицом в  грудь  Ларисы.  -  Так  я  и
знала... Я, я во всем виновата... из-за меня... и оба...
     Женщины повели Ирину  куда-то  в  угол,  закрыв  от  мужчин  и  шепча
успокаивающие слова.
     - Ну так все-таки? В чем дело? - Воронцов обращался теперь  только  к

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.