Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Однако ни логических, ни моральных доводов его друзья сейчас  слушать
не  станут,  слишком  они  возбуждены.  Поэтому   Новиков   привел   довод
неотразимый:
     - Нечем воевать. Снарядов всего пять штук осталось, и все - картечь.
     - Кстати, - неожиданно поддержал его Берестин, - враг бежит. Впервые,
кажется, за всю эту бестолковую войну.
     Действительно, видневшиеся вдали машины неприятеля исчезли.  А  когда
Алексей, сменивший Шульгина за рычагами, вывел танк на вершину, они смогли
увидеть, как укоротившаяся цепь бронеходов уплывает за южный горизонт.
     - Тогда можно и по трофеи отправляться, - мечтательно сказал Шульгин,
стирая платком с лица грязь и копоть.
     Берестин с сомнением покрутил головой.
     - Обождать надо. Врежет какой-нибудь недобитый, к чему тогда все?
     - А что, так и бросать? Представляешь, там  же  чего  только  нет.  И
движки, и гравипушки. Да и раки в натуре...
     - Оно конечно... - неуверенно сказал Берестин. Но  что-то  продолжало
удерживать и его от опрометчивых шагов. Теперь их было двое с Новиковым, и
они убедили Шульгина, что хоть до утра подождать надо.
     - Если никакого шевеления не будет, тогда и сходим.
     - Черт с вами. Тогда я спать полез, а вы  сообразите,  чего  пожрать.
Разбудите.
     - Пойдет. Спи давай...


     Шульгин появился на крыше Замка, словно видение из иного мира, потому
что с райской обстановкой этого уголка совершенно не сочетался небритый, с
рассеченной щекой к красными глазами человек в грязных джинсах  и  меховой
кожанке, сжимающий в левой руке пулемет Калашникова.
     Он постоял несколько секунд,  обводя  прищуренным  взглядом  овальный
бассейн с изумрудной водой, тропическую  зелень  зимнего  сада,  загорелые
тела женщин в шезлонгах, едва прикрытые ленточками бикини, словно выжидал,
когда все здесь присутствующие заметят его прибытие, и только  убедившись,
что мизансцена по мотивам популярной картины Репина "Не ждали" выстроилась
правильно, подрагивающим голосом спросил:
     - Отдыхаете? Ну-ну... - и с грохотом бросил  на  узорчатый  пол  свое
оружие.
     Пошатываясь, он сделал три шага и почти  упал  в  ближайшее  плетеное
кресло. За ним в проеме двери показались Левашов и Лариса.
     Первой опомнилась Ирина. Вскочив, она подбежала к Шульгину.
     - Что? Что там у вас случилось? Где Андрей? Алексей? Что с ними?
     Сашка, подняв голову, скользнул взглядом по ее темно-бронзовому телу,
провел  ладонью  по  своему  лицу,  покрытому   трехдневной   щетиной,   и
отвернулся. Пробурчал что-то вроде: "Жарко тут у вас", - и начал стягивать
куртку. При этом он морщился и шипел от боли.
     Отстранив Ирину, к нему подошел Воронцов, тоже в одних плавках, помог
вынуть руку из рукава.
     - Что, ранен?
     Шульгин отрицательно мотнул головой.
     - Что вы все молчите? - неожиданно визгливо крикнула Ирина, обращаясь
теперь уже к Левашову.
     Вокруг уже столпились все - Наташа, Альба, Корнеев, Айер.
     Лариса обняла Ирину за плечи.
     - Успокойся, Ира, еще ничего не известно, главное, что они  наверняка
живы...
     - Живы?! А где же они? Что там у вас  произошло,  можете  вы  наконец
сказать? - И разрыдалась, уткнувшись лицом в  грудь  Ларисы.  -  Так  я  и
знала... Я, я во всем виновата... из-за меня... и оба...
     Женщины повели Ирину  куда-то  в  угол,  закрыв  от  мужчин  и  шепча
успокаивающие слова.
     - Ну так все-таки? В чем дело? - Воронцов обращался теперь  только  к

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.