Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

открыв дверь, он попал на заседание парткома  родного  пароходства,  тогда
да...
     За стеклами эркера было уже совсем темно. Как-то неожиданно наступила
ночь. Ему казалось, что встреча с Наташей продолжалась не так уж долго,  а
оказывается  -  полный  световой  день.  Впрочем,   он   ведь   не   знает
географическую широту Замка и, соответственно, продолжительность дня.  Но,
судя по ощущению своих довольно точных биологических часов, он решил,  что
сейчас  должно  быть  около  семнадцати  по  времени   Москвы.   Проверить
правильность своего предположения Воронцов не мог, его кварцевый "Дельфин"
со вчерашнего дня показывал, по образному выражению старых штурманов, день
рождения бабушки.
     Он заказал себе рыбно-моллюсковый ужин, взял со стойки бутылку сухого
"Сент Эмильона" и, возвращаясь к столу, поплотнее  закрыл  входную  дверь.
Так спокойнее. Бесконечное пространство прилегающих  коридоров,  пустых  и
тихих, вселяло томительное чувство дискомфорта.
     Приступая к разделыванию омара, по  приобретенной  на  ночных  вахтах
привычке думать вслух Воронцов вполголоса сказал:
     - Надо что-то делать... - Тотчас вспомнил, что его наверняка слушают,
и  закончил  фразу  наскоро  придуманной  бессмыслицей:   -   Недоваренные
ракообразные опасны для здоровья...
     Тишину нарушил  резкий  звук  гонга.  Подняв  глаза,  Дмитрий  увидел
вспыхивающее над окном выдачи блюд алое табло: "Приносим извинения. Замена
произведена!"  Он  не  ожидал,  что  его  слова  будут  восприняты   столь
буквально.
     Новый омар был раза в полтора больше и наверняка соответствовал самым
строгим санитарным и кулинарным нормам.
     Доужинал Воронцов с аппетитом,  не  торопясь,  под  негромкую  музыку
камерного квартета.
     Изображая безмятежное состояние  духа,  перешел  в  холл,  вставил  в
приемник видеомагнитофона кассету с названием позабористее,  погрузился  в
пухлые подушки кресла и, сибаритствуя, закурил любезно приготовленную  для
него невидимыми лакеями десятидюймовую бразильскую сигарету.
     Но мозг его работал с бесстрастной четкостью. Время эмоций на сегодня
прошло.
     Следовало  представить  все  возможные   повороты   сюжета,   которые
подготовят ему пришельцы, определить  тональность  предстоящей  с  Наташей
беседы, заготовить два-три изящных парадокса,  которые  в  трудный  момент
позволят выиграть  время  и  перехватить  инициативу.  Проигрывать  он  не
собирался.
     Вполне прилично выспавшись за бесконечно длинную ночь в уже обжитом и
ставшем привычном номере, Воронцов встретил утро на балконе.  Не  будь  он
моряком, перевидавшим всякое, картина здешнего рассвета могла  бы  вывести
его из душевного равновесия.
     Слоистые сизо-серые тучи почти касались маслянистых, будто  застывших
волн.  Неподвижный  мглистый  воздух  гасил  любые  звуки.  Близкие  кроны
деревьев казались аппликациями, наклеенными на театральный задних.
     Постепенно  сиреневая  мгла  посветлела,  подошвы  туч   подкрасились
розовым, четче стала граница, разделяющая море  и  небо.  Где-то  там,  за
тучами, наверное, уже поднималось солнце, но здесь  по-прежнему  держалась
полутьма, словно в кубрике, освещенном лишь синей лампочкой над входом.
     Но солнце поднималось все выше, и ярче становился багряный отблеск на
тучах. Казалось, вот-вот лучи прервутся наружу, однако их хватило лишь  на
то, чтобы последним усилием высветить над горизонтом мрачно-торжественную,
густо-красную  полосу,  а  потом  она  померкла,  и   все   вокруг   залил
светло-пепельный мертвый свет.
     Тучи  глухо  сомкнулись,  и  по  листьям  деревьев,  по   траве,   по
выскобленному, как палуба парусника, настилу балкона  зашуршал  неизбежный
дождь.
     - Вешаться хорошо в такое утро, - со  знанием  дела  сказал  Дмитрий.
Перед новой встречей  с  Наташей  в  груди  ощущался  неприятный  холодок.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.