Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Как трубный глас, возвещающий второе пришествие, прозвучала  команда,
и с дальних архивных полок, таких далеких, что никто на них и не собирался
никогда заглядывать, несмотря на наклеенный в правом верхнем углу  ярлычок
с отметкой  о  бессрочном  хранении,  чьи-то  руки  сняли  со  своих  мест
несколько тонких серых папок и передали их в другие руки.
     Люди с кубарями не малиновых петлицах вручили "дела" тем,  кто  носил
шпалы и ромбы. Потом серые папки легли  в  портфель,  машина  прошелестела
покрышками вниз по Охотному  ряду,  мимо  Александровского  сада,  налево,
через мост, в Боровицкие ворота, еще раз  налево,  потом  их  понесли  уже
пешком, по ступенькам, коридорам  и  со  многими  поворотами,  по  длинной
красной дорожке, через дубовую дверь в приемную, еще одну дверь - и все!
     Папки ложатся на стол, и к ним прикасаются, наконец, те руки, которые
единственно и могут что-то изменить в  судьбах,  наглухо  запертых  внутри
плотных  картонных  обложек.  Секретарь  ЦК  ВКП(б),  вождь   и   учитель,
гениальный продолжатель дела Ленина, лучший друг физкультурников и прочая,
и  прочая,  и  прочая,  развязывает  ботиночные  шнурки:  "Марков   Сергей
Петрович, 1902 года рождения, русский, командарм 2-го ранга, член ВКП(б) с
1920 г., в Красной Армии с 1918 г..."



     ...К апрелю 1941 года жизнь в лагерях уже устоялась,  вошла  в  некие
обыденные, регулярные рамки. Беспорядочное оживление, суета и  неразбериха
предыдущих  годов  сменилась  угрюмым  покоем,  и  не  только  во  внешних
проявлениях жизни, но и в душах людей.
     Все приговоренные к высшей мере давно расстреляны, слабые - умерли на
этапах, замерзли в наскоро  сколоченных  холодных  бараках,  не  выдержали
смертельной тоски, непосильной работы, цинги и  тифа.  Писавшие  апелляции
или личные письма Сталину -  либо  освобождены,  либо  потеряли  последнюю
надежду.
     Все прочие как-то  свыклись  с  обрушившимся  на  них.  Как-никак,  а
жить-то все равно надо. И тянули, и тянули лагерную тягомотную житуху -  в
меру сил и характера. Одни впали в глубокую депрессию, ни во что больше не
веря и ни на что не надеясь.  Другие,  напротив,  собрали  волю  в  кулак,
припомнив - вот уж довелось - еще и дореволюционный опыт. Третьи сумели  и
там найти удобные, теплые, хлебные места. А в общем и целом - жизнь текла.
     Хотя, конечно, какая это жизнь для человека, отдавшего все борьбе  за
освобождение рабочего класса и всего  угнетенного  человечества,  за  дело
Ленина-Сталина,  успевшего  увидеть  за  минувшую  четверть  века  и  мрак
царизма, и две войны, две революции, дожившего по Конституции  победившего
социализма?!
     И вот тут-то - после ромбов в петлицах, орденов,  служебных  ЗИСов  и
"паккардов", квартир на  улице  Горького  и  Дворцовой  набережной,  после
славы, власти, всенародного признания - арест, тюрьма,  допросы,  безумные
обвинения, ужасное чувство отчаяния и бессилия,  когда  невозможно  ничего
доказать, объяснить, опровергнуть...
     А еще чуть раньше - состояние, когда вдруг начинаешь понимать, что  в
стране, партии происходит явное  не  то,  когда  при  всей  преданности  и
убежденности ощущаешь... нет, не неверие или  протест,  а  пока  только  -
сомнение. Затем - да и то  не  у  всех,  лишь  у  наиболее  самостоятельно
мыслящих - внезапное и страшное прозрение: то,  что  случилось  с  сотнями
других, может случиться и с тобой.
     И приходит твой час.
     Комкор  Марков  Сергей   Петрович,   дважды   краснознаменец,   герой
гражданской и боев на КВЖД, арестован был уже в конце второй волны - летом
тридцать восьмого  года.  Как  раз  тогда  наступило  вроде  бы  некоторое
смягчение. Так показалось.
     Но в один из дней,  придя  в  штаб,  он  увидел  невыгоревший  свежий
прямоугольник от снятой таблички и дыры от шурупов на двери кабинета члена

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.