Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

рука у него дрожала так, что он придержал ее левой.
     - Давай... Пять лет, ты представляешь, пять лет... - Он хотел сказать
еще что-то - не получилось, шумно вздохнул и выпил залпом.
     Самым трудным оказалось заставить себя есть спокойно, не спеша  и  не
озираясь по сторонам.
     После третьей рюмки, когда голову заволокло первым  хмелем  и  словно
разжалась напряженная, как пружина, душа, Марков вдруг  спросил,  глядя  в
глаза Погорелову:
     - А что, если завтра - снова?
     Тот понял его сразу, резко мотнул головой:
     - Вот уж нет... Голову об стенку разобью, а обратно - нет.  Теперь  я
ученый... А еще слово скажешь - морду набью.
     Утром  Марков,  наскоро  перекусив  остатками  затянувшегося   ужина,
торопливо спустился вниз. Ему невыносимо  захотелось  поскорее  пройти  по
улицам Москвы, ощутить, что все происшедшее не сон, не бред, что он  снова
человек, и снова не из последних.
     Провел рукой по щеке. Даже побриться было  нечем.  Ну  ничего,  можно
зайти  в  хорошую  парикмахерскую.  Бритье,  стрижка,  компресс,  одеколон
"Красный мак"... С дрожью отвращения он вспомнил лагерные парикмахерские с
одной на всех грязной простыней и вонючим мылом.
     Идя вверх по улице Горького, он  заново  переживал  свою  встречу  со
Сталиным. Теперь она удивляла его своей явной  бесполезностью.  Стоило  ли
приглашать к себе освобожденного из заключения,  чтобы  обменяться  с  ним
парой  ничего  не  значащих  фраз?  Впрочем,  ему,  может   быть,   просто
требовалось взглянуть на Маркова. Все он о нем знал, и  доносы  прочел,  и
оперативки, и личное дело, и материалы "суда", а вот  наяву  не  видел.  И
захотел составить мнение перед тем как принять окончательное решение.
     Вполне возможно. От такого человека, как Сталин, можно этого ждать.
     За годы  заключения  Марков  думал  о  нем,  наверное,  каждый  день.
Старался понять  смысл  происходящего  в  стране,  понять,  зачем  Сталину
потребовалось то, что он делал. Он не  мог  согласиться  с  товарищами  по
лагерю, которые убеждали себя и других, что Сталин ничего не знает,  верит
Ежову, Берии, еще кому-то. Сказочка про доброго даря и злых придворных  на
новый лад. Если бы Сталин ничего не знал, он заслуживал  бы  еще  меньшего
уважения. Какая цена вождю, который, полагаясь на чье-то  слово,  позволил
ликвидировать практически  все  руководство  армии,  вплоть  до  полкового
звена? На это не пошел бы  даже  идиот.  Не  попытавшись  разобраться,  не
встретившись  лично  ни  с  кем  из  тех,  кто  был  с  ним  рядом  еще  с
дореволюционных времен...  Поверить  в  это  совершенно  невозможно.  Вон,
Николай Первый сам контролировал все следствие по делу декабристов и  счел
возможным казнить только пятерых...
     В конце концов, у вождя, уничтожающего собственную армию, должен быть
хотя бы инстинкт самосохранения. Но если он не дурак, то кто?
     Марков   увидел   на   левой   стороне   улицы   вывеску    небольшой
парикмахерской. Через окно было видно, что зал пуст.
     В зале стояло три кресла, но парикмахер - только  один.  Женщина  лет
под пятьдесят с желтоватым утомленным лицом. Как-то рассеянно она  накрыла
его простыней, спросила:
     - Что будем делать? Постричь, побрить?
     - Делайте все сразу. - Прикрыв глаза,  он  вновь  погрузился  в  свои
мысли.
     Женщина работала очень умело и аккуратно,  и  Марков,  кажется,  даже
начал задремывать, когда вдруг услышал ее голос.
     - Извините, товарищ командарм, вы оттуда?
     - Что? - не совсем проснувшись, вскинул он голову.
     - Осторожнее,  я  могу  вас  поранить...  Я  спросила  -  вы  недавно
вернулись оттуда?
     Марков внимательнее посмотрел на ее отражение в зеркале и  догадался,
отчего  у  нее  выражение  постоянной  тоски  и   усталости,   нездоровый,
болезненный цвет лица.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.