Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Берестин захохотал.
     - Ну все, готов Андрюха! Быстро же он тебя! Ты смотри, а то и вправду
возомнишь. Меня ликвидируешь на всякий случай  и  начнешь  вершить  судьбы
мира единолично. Силен в тебе хозяин...
     - Да нет, просто способ мышления тебе  демонстрирую.  А  в  принципе,
тебе, конечно, легче: Марков твой - парень что надо. Звони  мне  почаще  -
исповедоваться, что ли, буду, чтобы среда не задавила...
     В глазах и в голосе Новикова мелькнула  не  снятая  вином  и  шутками
тревога. Действительно, как образуется взаимодействие между личностями?  И
что в конце концов победит? Не слишком ли опрометчиво кинулись они  в  сию
авантюру? Но ведь выбора все равно не было.
     - Давай, Андрей, пока дела не завертели, еще раз  прикинем,  какой  в
нашей деятельности... - заговорил Берестин, - реальный смысл.
     - Вроде бы обговорено сто раз. Если мы в истинном прошлом  находимся,
так представляешь, что будет, если мы  без  тогдашних  потерь  победим?  И
культа не будет, и ошибок всех, что были...
     - Представляю, только  где  и  как  мы  с  тобой  жить  станем,  если
вернемся?
     - Ну вот... То я Альбу успокаивал, а теперь надо и тебя. Если  правду
хочешь знать, не верю я, что мы на своей линии находимся. Не верю, и  все.
Должны быть альтернативные миры... Но жить здесь надо так,  будто  все  по
правде. Кто-то же должен  восстановить  историческую  справедливость.  Вот
пусть - мы!


     ...Берестин вышел в сад. Чуть-чуть рассвело, и неподвижный воздух был
весь пропитан тишиной, запахами сырой земли, прошлогодних прелых  листьев,
свежей зелени.
     Если повернуться лицом к востоку, тогда не видны ворота и  караульная
будка,  а  только  густые  темные  заросли  и  багровые  отсветы  зари  на
серовато-синих тучах. Красиво и тревожно, при желании можно этот сумрачный
рассвет истолковать символически.
     Берестин впервые не отстраненно-рассудочно, а  эмоционально  понял  и
поверил, что вокруг действительно весна сорок первого  года,  и  все,  что
должно случиться, - еще впереди. С самого раннего детства, с первых книг и
фильмов о войне и до сего дня лето этого года постоянно жило  в  нем,  как
неутихающая, болезненная ссадина в  душе.  Не  только  пониманием  тяжести
вынесенных  страной  и  народом  испытаний,  миллионами  напрасных  жертв,
ощущением того страшного края, на который вынесло державу. Нет,  была  еще
одна  сторона   в   трагической   странице   книги   судеб,   необъяснимая
необязательность всего, тогда случившегося.
     Есть события, железно детерминированные, которые наступают  неуклонно
и неизбежно, почти что независимо от желаний  и  дел  людских.  Вроде  как
начало первой мировой или поражение Японии во второй. Здесь  все  было  не
так. А скорее - как на шахматной доске,  когда  чемпион  мира  делает  ход
необъяснимо слабый, даже для любителя очевидно проигрышный, теряет корону,
и всем - остается только гадать, почему оказался возможным такой грубейший
зевок. Так и здесь.  До  последнего  дня  оставалась  возможность  сыграть
правильно. В разработках теоретиков  содержались  все  варианты  действий,
позволявших отразить  и  сокрушить  агрессора.  И  все  делалось  как  раз
наоборот. Если русско-японская война на море была проиграна из-за рокового
стечения  нелепых  случайностей  то  здесь  даже  на  случайности   нельзя
сослаться.
     Кое-кто пишет теперь, что легко, мол, судить из будущего,  когда  все
уже  известно  и  рассекречено,  а  вот   тогда...   Наивное   оправдание,
извинительное лишь тем, что старые люди ощущают собственную долю  вины  и,
стремясь подавить в себе  это  чувство,  хотят  доказать,  что  допущенные
просчеты были закономерны и неизбежны. В чем же тогда назначение  политика
и полководца, как не в том, чтобы проникнуть в замысел врага, чтобы  найти
ход, ведущий к победе? И ведь  через  пару  лет  это  уже,  в  большинстве

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.