Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подвижен, говорил, словно не поспевая за собственными  мыслями,  и  ни  на
секунду он не подал виду, что за  прошедшие  пять  лет  в  судьбе  Маркова
происходило что-то не совсем обычное.
     - Слушай, как у  тебя  со  временем?  У  меня  тут  просвет  выдался,
собирается небольшое общество, ну - писатели кое-кто,  артисты...  Толстой
обещал быть. Ты как смотришь?
     Берестин, конечно, смотрел положительно. Войти,  наконец,  в  здешнюю
жизнь по-настоящему, на уровне не вождей, не маршалов, а обычных  людей  -
творческой   интеллигенции,   более   свободной   от   официальностей    и
предрассудков, - это было не только необходимо в целях миссии, но и просто
интересно. Тем более - Толстой. Через месяц он  заканчивает  "Хождение  по
мукам". Надо же...
     - Согласен.
     - Тогда бывай. Там и поговорим. В двадцать два подъезжай в редакцию.
     Погорелова он в  гостинице  не  застал,  комкор  получил  две  недели
отпуска для розыска семьи - жену с детьми  закатали  куда-то  за  Барнаул.
Берестин решил перед  вечером  немного  отдохнуть,  прийти  в  себя  после
водоворота  событий,  в  который  теперь,  кроме  него  с  Новиковым   уже
автоматически втягивались все новые и новые люди.
     Пару часов он вздремнул. На самой грани сна Берестин утратил контроль
над Марковым, почти растворился в нем и с необыкновенной остротой  пережил
чувства человека, который без перехода  сменил  лагерные  пары  и  набитый
опилками тюфяк на купеческую роскошь постели в "Москве".
     Интересная жизнь -  царей  свергли,  социализм,  по  словам  товарища
Сталина, построили, а вкусы  и  представления  о  комфорте  у  руководящих
товарищей не дворянские даже, а вполне мещанско-купеческие. Хоть какой  ты
марксист и новатор, а выше своего культурного уровня не прыгнешь...
     И вдруг ему стало невыносимо страшно: показалось, что все  окружающее
его сейчас - это сонные грезы, и он не  здесь,  в  гостинице,  а  там,  на
нарах, и вместо вечера в приятной  компании  его  ждет  поверка,  знобящая
сырость барака, кашель, хрипы, мат соседей,  привычная  сосущая  тоска,  а
впереди бесконечный срок и никакой надежды.
     Он рывком сел  на  постели,  увидел,  что  вокруг  по-прежнему  стены
гостиничного номера, и глубоко вздохнул,  стараясь  успокоить  бьющееся  у
горла сердце. Взглянул на  часы.  Оказывается,  сонный  кошмар  длился  не
секунды, как ему показалось, а почти два часа. И только петом окончательно
сообразил, что он все-таки Берестин, а не Марков.
     В огромной, сверкающей цветным кафелем ванной  он  долго,  со  вкусом
брился, рассматривая в зеркале принадлежащее ему лицо.  Еще  неделю  назад
Марков выглядел  намного  старше  своих  тридцати  девяти,  как,  впрочем,
большинство ответственных работников того времени,  да  и  лагерь  добавил
возраста,  а  теперь  лицо   Маркова   заметно   посвежело,   разгладились
наметившиеся морщины, волосы приобрели здоровый сочный цвет, и выглядел он
лет на тридцать пять, причем в стиле не сороковых, а восьмидесятых  годов.
То есть, по-здешнему, совсем почти юношей.
     По вечерней Москве он дошел до редакции.
     На открытом редакторском  ЗИСе  по  улице  Горького,  Охотному  ряду,
Манежной площади они выехали к Москве-реке,  потом  ехали  по  набережным,
через Крымский мест, и Берестин увидел, что привезли его в тот самый  дом,
где жил Новиков и где все они собирались после победы  над  пришельцами  в
предыдущей жизни. Или - последующей, можно и так сказать.
     Только теперь дом этот был только что отстроен. И в подъезд они вошли
в  другой,  но  квартира  была  однотипная.  С  длинным  и  широким,   как
пульмановский   вагон,   коридором,   огромными   проходными    комнатами,
двадцатиметровой кухней и с мебелью, которую тогдашний человек со вкусом и
деньгами мог за бесценок приобрести в так называемых "магазинах  случайных
вещей". Эвфемизм для обозначения имущества, изъятого  у  "врагов  народа".
Павловская гостиная, кабинет  в  стиле  одного  из  "Луев",  по  выражению
Маяковского, много резного дуба и палисандра, кресла  и  диван,  обтянутые
мягким сафьяном, башенные часы и готический буфет в столовой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.