Случайный афоризм
Когда вы заимствуете что-нибудь у одного писателя, это называется плагиатом, когда вы заимствуете у многих - это уже исследование. Уилсон Мизнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Людей собралось много. И хотя Толстой, к великому сожалению Берестина
не пришел, но был тут юный Симонов с Серовой, Лапин и  Хацревин,  Москвин,
еще несколько актеров известных театров, и другие  незнакомые  люди,  чьих
имен история не сохранила, хотя в своем времени, они, похоже  пользовались
определенной известностью.
     За ужином с общей беседой и позже, разговаривая по отдельности  то  с
Симоновым, то  с  другими,  Берестин  думал  -  знали  бы  они,  что  этот
командарм,  чья  судьба  им  была,  конечно,  известна,  на   самом   деле
представляет собой Кассандру, графа Калиостро и пушкинских волхвов в одном
лице. И знает все. И может сказать тому же  Симонову,  что  он  напишет  и
когда умрет.
     Но после третьей, кажется, рюмки Алексей вдруг  осознал,  что  ерунда
все это - ничего он  не  знает.  Пусть  Симонов  в  его  мире  уцелел  под
Могилевом и в Одессе, и в Заполярье тоже, в  грядущей  войне  он  будет  в
других местах, там его вполне свободно может достать смерть. В куда  менее
опасной ситуации,  чем  те,  что  он  сумел  пережить  в  предшествовавшей
реальности. К примеру,  его  убьют  под  Минском,  а  Лапин  с  Хацревиным
благополучно выйдут из окружения, из которого они не вышли на самом  деле,
да и окружения того просто не будет. И  только  что  вошедший  запоздавший
Петров, редактор "Огонька", не полетит на самолете, упавшем под Харьковом,
вместо него убьют его брата Валентина Катаева, и мир никогда не  прочитает
"Кубик", "Траву забвения",  "Алмазный  мой  венец",  зато  Петров  допишет
неоконченный фантастический роман о грядущей войне,  который  Берестин  не
так давно разыскал в томе "Литературного наследства". И так далее,  и  так
далее, и так далее...
     Потом его затащил в угловой, заставленный  книжными  шкафами  кабинет
хозяина дома, плотно закрыл двери, извлек откуда-то бутылку и стал цепко и
въедливо добывать информацию о том, что слышно в Кремле и около.
     Жадно,  как  человек,  получивший  наконец  возможность  говорить   о
запретном, дивкомиссар расспрашивал Берестина о  людях,  которых  они  оба
знали, о жизни в лагерях и главное - о Сталине.
     - Как тебе он показался?
     - Знаешь, раньше я с  ним  не  встречался.  Сейчас  же  -  производит
впечатление умного человека... - При этих  словах  редактор  непроизвольно
дернулся. - Вывод такой: скоро начнется. У тебя, конечно, свое  начальство
есть, товарищ Мехлис, но его скоро снимут. Так ты меня послушай.  Готовься
к работе в военных условиях. Фронтовые бригады создавай,  над  техническим
обеспечением своих репортеров подумай. Если что  -  помогу.  Прессе  будет
режим наибольшего благоприятствования. Лишь бы правду писали, без  оглядки
на редактора и выше...
     Заговорили  о  перспективах  -  как  их  понимал  Берестин  и  как  -
дивизионный комиссар. Но тут дверь открылась и на пороге возникла  молодая
женщина, лет двадцати пяти, наверное.
     - Товарищи командиры! -  капризно  и  кокетливо,  как,  видимо,  было
принято, воскликнула она. - Нельзя же так! Спрятались, а у нас  начинаются
танцы! Пойдемте...
     - Сейчас, сейчас, - недовольно отмахнулся редактор.
     - А что, пойдем, действительно,  -  поднялся  Берестин.  Надоела  ему
вдруг большая  политика,  а  Маркову  -  Маркову,  после  своих  трех  лет
вынужденной монашеской жизни, просто захотелось ощутить в  руках  стройное
тело.
     - Ну идем, идем, - мотнул головой хозяин, и когда женщина, поняв, что
помешала, прикрыла дверь, Берестин спросил:
     - Кто такая?
     - Артисточка.  Из  мюзик-холла,  по-моему,  Леной  зовут.  Ничего  не
составляет, на третьих ролях. Она тут при Головинском. Не знаешь? Довольно
модный дирижер... А что, заинтересовала?
     - Меня сейчас нетрудно заинтересовать, - криво  усмехнулся  Марков  и
вздохнул.
     В столовой играл патефон. Хороший, немецкий, не звук...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.