Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Людей собралось много. И хотя Толстой, к великому сожалению Берестина
не пришел, но был тут юный Симонов с Серовой, Лапин и  Хацревин,  Москвин,
еще несколько актеров известных театров, и другие  незнакомые  люди,  чьих
имен история не сохранила, хотя в своем времени, они, похоже  пользовались
определенной известностью.
     За ужином с общей беседой и позже, разговаривая по отдельности  то  с
Симоновым, то  с  другими,  Берестин  думал  -  знали  бы  они,  что  этот
командарм,  чья  судьба  им  была,  конечно,  известна,  на   самом   деле
представляет собой Кассандру, графа Калиостро и пушкинских волхвов в одном
лице. И знает все. И может сказать тому же  Симонову,  что  он  напишет  и
когда умрет.
     Но после третьей, кажется, рюмки Алексей вдруг  осознал,  что  ерунда
все это - ничего он  не  знает.  Пусть  Симонов  в  его  мире  уцелел  под
Могилевом и в Одессе, и в Заполярье тоже, в  грядущей  войне  он  будет  в
других местах, там его вполне свободно может достать смерть. В куда  менее
опасной ситуации,  чем  те,  что  он  сумел  пережить  в  предшествовавшей
реальности. К примеру,  его  убьют  под  Минском,  а  Лапин  с  Хацревиным
благополучно выйдут из окружения, из которого они не вышли на самом  деле,
да и окружения того просто не будет. И  только  что  вошедший  запоздавший
Петров, редактор "Огонька", не полетит на самолете, упавшем под Харьковом,
вместо него убьют его брата Валентина Катаева, и мир никогда не  прочитает
"Кубик", "Траву забвения",  "Алмазный  мой  венец",  зато  Петров  допишет
неоконченный фантастический роман о грядущей войне,  который  Берестин  не
так давно разыскал в томе "Литературного наследства". И так далее,  и  так
далее, и так далее...
     Потом его затащил в угловой, заставленный  книжными  шкафами  кабинет
хозяина дома, плотно закрыл двери, извлек откуда-то бутылку и стал цепко и
въедливо добывать информацию о том, что слышно в Кремле и около.
     Жадно,  как  человек,  получивший  наконец  возможность  говорить   о
запретном, дивкомиссар расспрашивал Берестина о  людях,  которых  они  оба
знали, о жизни в лагерях и главное - о Сталине.
     - Как тебе он показался?
     - Знаешь, раньше я с  ним  не  встречался.  Сейчас  же  -  производит
впечатление умного человека... - При этих  словах  редактор  непроизвольно
дернулся. - Вывод такой: скоро начнется. У тебя, конечно, свое  начальство
есть, товарищ Мехлис, но его скоро снимут. Так ты меня послушай.  Готовься
к работе в военных условиях. Фронтовые бригады создавай,  над  техническим
обеспечением своих репортеров подумай. Если что  -  помогу.  Прессе  будет
режим наибольшего благоприятствования. Лишь бы правду писали, без  оглядки
на редактора и выше...
     Заговорили  о  перспективах  -  как  их  понимал  Берестин  и  как  -
дивизионный комиссар. Но тут дверь открылась и на пороге возникла  молодая
женщина, лет двадцати пяти, наверное.
     - Товарищи командиры! -  капризно  и  кокетливо,  как,  видимо,  было
принято, воскликнула она. - Нельзя же так! Спрятались, а у нас  начинаются
танцы! Пойдемте...
     - Сейчас, сейчас, - недовольно отмахнулся редактор.
     - А что, пойдем, действительно,  -  поднялся  Берестин.  Надоела  ему
вдруг большая  политика,  а  Маркову  -  Маркову,  после  своих  трех  лет
вынужденной монашеской жизни, просто захотелось ощутить в  руках  стройное
тело.
     - Ну идем, идем, - мотнул головой хозяин, и когда женщина, поняв, что
помешала, прикрыла дверь, Берестин спросил:
     - Кто такая?
     - Артисточка.  Из  мюзик-холла,  по-моему,  Леной  зовут.  Ничего  не
составляет, на третьих ролях. Она тут при Головинском. Не знаешь? Довольно
модный дирижер... А что, заинтересовала?
     - Меня сейчас нетрудно заинтересовать, - криво  усмехнулся  Марков  и
вздохнул.
     В столовой играл патефон. Хороший, немецкий, не звук...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.