Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

шляпе и захватанном пальцами пенсне...  Ему,  всегда  рисовавшемуся  перед
Наташей манерами старорежимного офицера...
     Только реакция эта была тоже из того,  давно  прошедшего  времени,  и
девушка за плоскостью экрана лишь внешне напоминала свой прототип.
     - Что ж тут поделаешь? - Воронцов слегка  развел  руками,  недоуменно
посмотрел на палаш, который все еще держал в руке, и бросил его на кресло.
- Жизнь - она всех учит.  Хватит,  погеройствовали.  И  воздаяние  было...
Помнишь, как Рощин в "Хождении по мукам"  сказал?  "Благодарное  отечество
наградило штыком в брюхо".
     - Обидели тебя сильно... - не то спрашивая, не то утверждая,  сказала
Наташа. - Только при чем тут весь народ?  Кажется,  ты  сам  говорил,  что
Воронцовы всегда служили не властям, а России...
     - Говорил. А России моя служба сейчас нужна?  Вот  эта,  что  ты  мне
сейчас предлагаешь? Наоборот не получится?
     Наташа подошла к самому краю экрана, оперлась рукой о его  внутреннюю
поверхность. Их лица почти соприкоснулись.
     - Что ж, давай попробуем  вместе  разобраться.  Заодно  отвечу  и  на
второй твой вопрос. Ты - Воронцов. Последний, кажется, представитель своей
ветви, так?
     - С твоей помощью, - не сдержался от упрека Дмитрий.
     - Согласна. Пусть с моей. Молодая была, глупая... Не  в  этом  сейчас
главное. Скажи, что ты знаешь о второй линии  своих  предков,  со  стороны
матери?
     Вопрос  был   настолько   неожиданным,   что   Воронцов   растерялся.
Действительно, эта сторона собственной генеалогии была для Дмитрия покрыта
туманом какой-то сомнительной тайны.
     Из коротких, отрывочных, случайных почти что разговоров с матерью  он
знал, что она происходила из кубанских  казаков,  что  дед  его  имел  чин
есаула и был станичным атаманом, в гражданской войне участия будто  бы  не
принимал, но в конце двадцатых или начале тридцатых годов был раскулачен и
сослан со всей семьей, только мать каким-то образом уцелела,  оказалась  в
Ленинграде, где и вышла замуж за молодого командира РККФ Воронцова.
     Говорить обо всем этом вслух в семье  считалось  непринятым.  Дмитрий
даже  не  знал  отчества  своего  деда.  Да,  признаться,  не  слишком   и
интересовался.
     Правда,  мать,  не  желая  выглядеть   среди   Воронцовых   безродной
крестьянкой  (а  в  анкетах  ее  приходилось   писать:   "из   крестьян"),
подчеркивала, что предки ее происходили  из  польской  шляхты  и  один  из
прадедов, в XVII, кажется, веке,  сменив  веру  и  подданство,  вступил  в
Запорожскую Сечь.
     - Неужели тебе никогда не хотелось узнать  подробностей?  -  спросила
Наташа.
     - Как тебе сказать? Возникало иногда такое  желание...  Мать  и  сама
мало что успела в детстве узнать, да и вспоминать ей, по всему судя,  было
не особенно приятно. По-моему, и она, и отец просто вычеркнули ее прошлое.
Времена тогда были, сама знаешь. Только какое отношение...
     - Отношение самое прямое, -  перебила  его  Наташа.  -  Именно  из-за
твоего происхождения на тебя и обратили внимание. Не просто ж так,  вдруг,
взяли одного из пяти миллиардов, ты правильно отметил. Но чтоб разговор  у
нас дальше стал действительно предметным, ты  кое-что  почитай...  Там,  в
шкафу,  на  второй  полке,  справа,  зеленая   кожаная   папка.   Посмотри
внимательно, а потом продолжим.
     Она кивнула ему ободряюще, изобразила нечто вроде воздушного поцелуя,
и экран медленно потемнел. Как будто там,  у  нее  в  комнате,  опустились
светомаскировочные шторы.



     Первая часть папки вызвала у Воронцова только  положительные  эмоции:
естественный  интерес  к  малоизвестным  фактам  истории  запорожского   и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.