Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

шляпе и захватанном пальцами пенсне...  Ему,  всегда  рисовавшемуся  перед
Наташей манерами старорежимного офицера...
     Только реакция эта была тоже из того,  давно  прошедшего  времени,  и
девушка за плоскостью экрана лишь внешне напоминала свой прототип.
     - Что ж тут поделаешь? - Воронцов слегка  развел  руками,  недоуменно
посмотрел на палаш, который все еще держал в руке, и бросил его на кресло.
- Жизнь - она всех учит.  Хватит,  погеройствовали.  И  воздаяние  было...
Помнишь, как Рощин в "Хождении по мукам"  сказал?  "Благодарное  отечество
наградило штыком в брюхо".
     - Обидели тебя сильно... - не то спрашивая, не то утверждая,  сказала
Наташа. - Только при чем тут весь народ?  Кажется,  ты  сам  говорил,  что
Воронцовы всегда служили не властям, а России...
     - Говорил. А России моя служба сейчас нужна?  Вот  эта,  что  ты  мне
сейчас предлагаешь? Наоборот не получится?
     Наташа подошла к самому краю экрана, оперлась рукой о его  внутреннюю
поверхность. Их лица почти соприкоснулись.
     - Что ж, давай попробуем  вместе  разобраться.  Заодно  отвечу  и  на
второй твой вопрос. Ты - Воронцов. Последний, кажется, представитель своей
ветви, так?
     - С твоей помощью, - не сдержался от упрека Дмитрий.
     - Согласна. Пусть с моей. Молодая была, глупая... Не  в  этом  сейчас
главное. Скажи, что ты знаешь о второй линии  своих  предков,  со  стороны
матери?
     Вопрос  был   настолько   неожиданным,   что   Воронцов   растерялся.
Действительно, эта сторона собственной генеалогии была для Дмитрия покрыта
туманом какой-то сомнительной тайны.
     Из коротких, отрывочных, случайных почти что разговоров с матерью  он
знал, что она происходила из кубанских  казаков,  что  дед  его  имел  чин
есаула и был станичным атаманом, в гражданской войне участия будто  бы  не
принимал, но в конце двадцатых или начале тридцатых годов был раскулачен и
сослан со всей семьей, только мать каким-то образом уцелела,  оказалась  в
Ленинграде, где и вышла замуж за молодого командира РККФ Воронцова.
     Говорить обо всем этом вслух в семье  считалось  непринятым.  Дмитрий
даже  не  знал  отчества  своего  деда.  Да,  признаться,  не  слишком   и
интересовался.
     Правда,  мать,  не  желая  выглядеть   среди   Воронцовых   безродной
крестьянкой  (а  в  анкетах  ее  приходилось   писать:   "из   крестьян"),
подчеркивала, что предки ее происходили  из  польской  шляхты  и  один  из
прадедов, в XVII, кажется, веке,  сменив  веру  и  подданство,  вступил  в
Запорожскую Сечь.
     - Неужели тебе никогда не хотелось узнать  подробностей?  -  спросила
Наташа.
     - Как тебе сказать? Возникало иногда такое  желание...  Мать  и  сама
мало что успела в детстве узнать, да и вспоминать ей, по всему судя,  было
не особенно приятно. По-моему, и она, и отец просто вычеркнули ее прошлое.
Времена тогда были, сама знаешь. Только какое отношение...
     - Отношение самое прямое, -  перебила  его  Наташа.  -  Именно  из-за
твоего происхождения на тебя и обратили внимание. Не просто ж так,  вдруг,
взяли одного из пяти миллиардов, ты правильно отметил. Но чтоб разговор  у
нас дальше стал действительно предметным, ты  кое-что  почитай...  Там,  в
шкафу,  на  второй  полке,  справа,  зеленая   кожаная   папка.   Посмотри
внимательно, а потом продолжим.
     Она кивнула ему ободряюще, изобразила нечто вроде воздушного поцелуя,
и экран медленно потемнел. Как будто там,  у  нее  в  комнате,  опустились
светомаскировочные шторы.



     Первая часть папки вызвала у Воронцова только  положительные  эмоции:
естественный  интерес  к  малоизвестным  фактам  истории  запорожского   и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.