Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

погибшими сорок лет назад - тоже. Принять, что  это  другие  люди,  другая
временная линия и другая история  -  затея  теряла  всякий  смысл.  Только
великолепная  психическая  и  психологическая  упругость  спасали  его  от
шизофрении.
     Может, из-за этих именно  душевных  качеств  и  подошел  он  на  роль
агента-исполнителя?  За  краткий  срок  второй   раз   посещает   прошлое,
встретился с  гостями  из  будущего,  да  плюс  с  тремя  расами  разумных
инопланетян - и ничего...
     Отвлекшись от  своих  мистических  размышлений,  которые  со  стороны
выглядели как суровая сосредоточенность полководца,  Алексей  взглянул  на
сидящих перед ним и ждущих его слов командиров иначе.  Как  на  безусловно
живых людей, которыми ему положено командовать в неотвратимой войне.
     То, что все здесь собравшиеся уже один раз умерли за  родину,  делало
им честь, но не принесло славы. Многим просто не  повезло  или  пострадали
они через чужую глупость. Но многие и сами виноваты. Будто забыли  они  за
последние четыре года все, чему учились всю предыдущую  военную  службу...
Как может военный человек, всю жизнь прослуживший  в  армии,  уверовать  в
бессмысленную до идиотизма доктрину: "Малой кровью, на чумой  территории"?
Сколь бы высока ни была трибуна, с которой данная истина  провозглашается!
Уверовать всего через двадцать лет после окончания первой и на втором году
второй мировой войны, имея  представление,  что  такое  германская  армия,
каков немецкий солдат и немецкая техника, и зная правду о  своей  армии  -
всю правду, а не то, что  так  упоительно  подается  на  парадах  показных
маневрах и в кинофильмах типа "Если завтра война".
     Можно понять, когда страшно человеку оспорить высочайше  утвержденную
теорию - ведь это значит пойти вслед за  тысячами  других  в  лагеря  и  к
стенке, умереть с клеймом врага народа. Но ведь молча, для себя,  в  своей
дивизии можно же и нужно делать то, что требует долг и здравый смысл?  Или
уже  и  этого  нельзя?  Неужели  русский  человек  неисправим   и   только
смертельная опасность, грань национальной катастрофы в состоянии пробудить
в людях героизм, талант, гражданское мужество? А во  всех  других  случаях
ему проще и приятнее без рассуждений, без попытки сохранить в себе здравый
смысл и совесть выполнять указания любого, кто прорвался к кормилу власти,
как бы преступны или просто глупы эти указания ни были?
     Разберутся ли когда-нибудь историки и психологи в этой загадке первой
половины века?
     Все это приходило Берестину в голову и раньше, и по  другим  поводам,
но то были вполне отвлеченные мысли или пустопорожний интеллигентский треп
за рюмкой или чашкой кофе, а сейчас перед ним была реальность. Вот  они  -
подлинные  статисты  величайшей,  может  быть,  в   истории   человечества
трагедии.  Виновники  и  жертвы  небывалой  расплаты  миллионов  людей  за
бессмысленную верность тирану, узурпировавшему святую идею.
     Почему при проклятом, сгнившем на корню самодержавии его верные слуги
могли понять опасность, исходившую от самого помазанника  божия,  находили
силы спорить с государем и верховным главнокомандующим, доказывать ему его
же  бездарность,  грозить  отставкой?  Как  тот  же  генерал  Брусилов   в
шестнадцатом году: "В случае же, если  мое  мнение  не  будет  принято  во
внимание,   я   буду   вынужден   считать   мое   пребывание   на    посту
главнокомандующего не только бесполезным, но и вредным. Прошу меня в таком
случае  сменить".  Такие  слова  говорил  Брусилов  дарю   публично,   что
зафиксировано в протоколах высочайшего совещания в Ставке  28  марта  1916
года.  Или  здесь  дело  в  том,  что  вольности  дворянства  предполагали
известную независимость внутри этого круга, или насколько  очевидной  была
истина, что честь в любом случае дороже и  положения,  и  самой  жизни,  и
только  дальнейший  прогресс,  социальный   в   культурный,   отмел   этот
феодально-помещичий пережиток? Или, наконец, все дело в  том,  что  четыре
года мировой и пять  лет  гражданской  настолько  повыбили  всех  наиболее
честных и отважных с обеих сторон, что некому стало на практике  воплощать
нравственные императивы?
     Под влиянием таких мыслей новый командующий в начал свое  выступление

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.