Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

далее. Снизилась трудовая дисциплина  на  заводах  -  нате  вам  закон  об
уголовной ответственности за опоздания и прогулы. За Кирова кто-то там  на
съезде голосует - чего разбираться, Кирова убрать, делегатов перестрелять.
Заметил, что Тухачевский задумываться  сверх  меры  начал,  там  где  надо
только в ладоши хлопать,  -  к  стенке  Тухачевского  и  еще  полармии  за
компанию...  Всегда,  в  любой   ситуации,   принимается   решение   самое
примитивное, самое лобовое, без малейшего  представления  о  последствиях,
даже для себя лично, как перед войной...
     Главное ведь в том, что приход к  власти  именно  такого  человека  в
таком качестве оказался практически неизбежен - после всего, что уже  было
наворочено. Похоже, только Ленив понял это, в трагическом  бессилье  своей
болезни пытаясь повлиять на ход событий, но "завещание" его не сработало.
     А вообще не хочу больше об  этом  писать.  Сердце  ныть  начинает  от
бессильной злости и стыда за великий народ и  великую  державу.  Добро  бы
хоть покорились тирану, стиснув кулаки и зубы, с мечтой  об  освобождении,
как в иные-прочие времена,  так  ведь  нет  же  -  обожали,  преклонялись,
добровольно признали живым богом и "Лениным сегодня".  Похоронную  Ходынку
сами  себе  устроили...  И  не  нашлось   ни   Штауфенберга   своего,   ни
Гриневицкого! Разве  что  Рютин,  напрасный  герой,  преданный  своими  же
товарищами... Ох и тошно обо всем этом думать, даже сейчас, когда вроде бы
делаю невозможное. Только наяву ли?
     Но хватит, не время душу травить.
     11 июня я собрал у себя  расширенное  совещание  генштаба,  наркомата
обороны и командующих округами. На нем утвердили состав ставки  верховного
главнокомандования. Окончательно согласовали план первого этапа войны.
     Ближайшая задача - измотать врага маневренной обороной  и  остановить
на линии Лиепая - Шяуляй - Вильнюс - линия  старой  границы  -  Кишинев  -
Измаил. Последующая - позиционная оборона в течение  двух-трех  месяцев  с
возможными прорывами противника на главных  операционных  направлениях.  В
любом случае - удержание сплошного фронта западнее Днепра.
     Цель   кампании   сорок   первого   года   -    подготовка    зимнего
контрнаступления.
     Выходило довольно убедительно. И, казалось, можно в будущее  смотреть
спокойно, делать свое дело без нервов и лишней суеты.
     Однако, были еще и сны.
     По заведенному Иосифом Виссарионовичем порядку вначале я приезжал  на
ближнюю дачу в час, бывало и в два, пил ночной кефир, хотя  хотелось  кофе
(но тело чужое - и запросы  чужие),  и  быстро  засыпал,  чтобы  встать  в
десять-одиннадцать. Затем постепенно  мы  пришли  с  ним  к  историческому
компромиссу: дела я стал заканчивать  не  позднее  двадцати  трех.  Сменил
постоянного, еще с тридцать первого года, шофера и за городом сам  садился
за руль - час-полтора носился, как черный призрак, на  длинном  "паккарде"
по пустым дорогам и  просекам.  Освещенный  прибывал  на  дачу,  сам  себе
заваривал кофе, гулял по саду, среди кустов и деревьев, освещенных  луной,
где мучительно пахло ночной фиалкой...
     Но потом начались сны.
     Они  возникли  неожиданно  на   третьей,   примерно,   неделе   моего
перевоплощения. Яркие, цветные, без  обычной  в  снах  неопределенности  и
недоговоренности. И довольно целенаправленные, как я понял.
     Значит, так. Я, ощущающий  себя  именно  Сталиным,  а  не  Новиковым,
оказываюсь в неизвестном городе. Похожем на старый Тифлис  конца  прошлого
века. И хожу, хожу по узким улицам, вьющимся  по  склону  горы,  захожу  в
тесные  дворики,  в  полуразрушенные  дома,  ищу  людей,  которые   должны
объяснить, зачем я здесь.
     Вместе с тем, что я Сталин, я одновременно и кто-то другой,  помнящий
то, что Сталин помнить не может, например - пронзительно синий и  морозный
день его смерти, и  пасмурно-туманный  день  похорон,  серые  полубезумные
толпы на улицах,  военные  патрули,  бронетранспортеры,  рыдания  и  крики
раздавливаемых о броню и стены людей.
     Но самое главное, что в этом городе я встречаю Гитлера. Встречаю и не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.