Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

далее. Снизилась трудовая дисциплина  на  заводах  -  нате  вам  закон  об
уголовной ответственности за опоздания и прогулы. За Кирова кто-то там  на
съезде голосует - чего разбираться, Кирова убрать, делегатов перестрелять.
Заметил, что Тухачевский задумываться  сверх  меры  начал,  там  где  надо
только в ладоши хлопать,  -  к  стенке  Тухачевского  и  еще  полармии  за
компанию...  Всегда,  в  любой   ситуации,   принимается   решение   самое
примитивное, самое лобовое, без малейшего  представления  о  последствиях,
даже для себя лично, как перед войной...
     Главное ведь в том, что приход к  власти  именно  такого  человека  в
таком качестве оказался практически неизбежен - после всего, что уже  было
наворочено. Похоже, только Ленив понял это, в трагическом  бессилье  своей
болезни пытаясь повлиять на ход событий, но "завещание" его не сработало.
     А вообще не хочу больше об  этом  писать.  Сердце  ныть  начинает  от
бессильной злости и стыда за великий народ и  великую  державу.  Добро  бы
хоть покорились тирану, стиснув кулаки и зубы, с мечтой  об  освобождении,
как в иные-прочие времена,  так  ведь  нет  же  -  обожали,  преклонялись,
добровольно признали живым богом и "Лениным сегодня".  Похоронную  Ходынку
сами  себе  устроили...  И  не  нашлось   ни   Штауфенберга   своего,   ни
Гриневицкого! Разве  что  Рютин,  напрасный  герой,  преданный  своими  же
товарищами... Ох и тошно обо всем этом думать, даже сейчас, когда вроде бы
делаю невозможное. Только наяву ли?
     Но хватит, не время душу травить.
     11 июня я собрал у себя  расширенное  совещание  генштаба,  наркомата
обороны и командующих округами. На нем утвердили состав ставки  верховного
главнокомандования. Окончательно согласовали план первого этапа войны.
     Ближайшая задача - измотать врага маневренной обороной  и  остановить
на линии Лиепая - Шяуляй - Вильнюс - линия  старой  границы  -  Кишинев  -
Измаил. Последующая - позиционная оборона в течение  двух-трех  месяцев  с
возможными прорывами противника на главных  операционных  направлениях.  В
любом случае - удержание сплошного фронта западнее Днепра.
     Цель   кампании   сорок   первого   года   -    подготовка    зимнего
контрнаступления.
     Выходило довольно убедительно. И, казалось, можно в будущее  смотреть
спокойно, делать свое дело без нервов и лишней суеты.
     Однако, были еще и сны.
     По заведенному Иосифом Виссарионовичем порядку вначале я приезжал  на
ближнюю дачу в час, бывало и в два, пил ночной кефир, хотя  хотелось  кофе
(но тело чужое - и запросы  чужие),  и  быстро  засыпал,  чтобы  встать  в
десять-одиннадцать. Затем постепенно  мы  пришли  с  ним  к  историческому
компромиссу: дела я стал заканчивать  не  позднее  двадцати  трех.  Сменил
постоянного, еще с тридцать первого года, шофера и за городом сам  садился
за руль - час-полтора носился, как черный призрак, на  длинном  "паккарде"
по пустым дорогам и  просекам.  Освещенный  прибывал  на  дачу,  сам  себе
заваривал кофе, гулял по саду, среди кустов и деревьев, освещенных  луной,
где мучительно пахло ночной фиалкой...
     Но потом начались сны.
     Они  возникли  неожиданно  на   третьей,   примерно,   неделе   моего
перевоплощения. Яркие, цветные, без  обычной  в  снах  неопределенности  и
недоговоренности. И довольно целенаправленные, как я понял.
     Значит, так. Я, ощущающий  себя  именно  Сталиным,  а  не  Новиковым,
оказываюсь в неизвестном городе. Похожем на старый Тифлис  конца  прошлого
века. И хожу, хожу по узким улицам, вьющимся  по  склону  горы,  захожу  в
тесные  дворики,  в  полуразрушенные  дома,  ищу  людей,  которые   должны
объяснить, зачем я здесь.
     Вместе с тем, что я Сталин, я одновременно и кто-то другой,  помнящий
то, что Сталин помнить не может, например - пронзительно синий и  морозный
день его смерти, и  пасмурно-туманный  день  похорон,  серые  полубезумные
толпы на улицах,  военные  патрули,  бронетранспортеры,  рыдания  и  крики
раздавливаемых о броню и стены людей.
     Но самое главное, что в этом городе я встречаю Гитлера. Встречаю и не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.