Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

раньше был согласен, начинаешь не соглашаться. И я решил  -  нет,  ребята!
По-вашему не будет. Пока я здесь и жив - не будет? И все равно сделаю так,
что даже когда вы меня убьете или  выдернете  из  сталинского  тела  -  не
допущу. Еще не знаю, как, но не допущу. Это же  страшно  представить,  что
они вдвоем сделают с миром...
     Но  сны  по-прежнему  снялись  еженощно,  и   еще   более   яркие   и
убедительные, и все против моей дневной политики. Выходит, значит, что  не
могут они теперь на меня впрямую влиять? Выпустили джина, а справиться  не
могут. Ну, а уж из-за угла им со мной не сладить! Какая там у  них  личная
история, не знаю, но человеческую они  не  понимают.  Что-то  есть  в  нас
запредельное, алогичное,  но  выводящее  на  такие  рубежи,  с  которых  и
захочешь, а не собьешь!
     На всякий случай я  прекратил  выезды  на  дачу.  Перестала  она  мне
правиться. Или именно глушь лесная виновата,  где  глазу  некуда  глянуть,
кроме как на заборы высокие, или прицел  у  них  туда  наведен?  В  Кремле
действительно стало легче.
     Я спускался  в  глухую  полночь  с  малого  крыльца,  проходил  через
Ивановскую площадь, по наклонным аллеям  спускался  к  Тайницкому  саду  и
медленно прогуливался по его аллеям, глядя через зубцы  стен  на  мигающее
тусклыми огнями Зарядье. А в уме набрасывал политическое завещание. Такое,
чтоб вернуться к идеям  свободы,  чтоб  никто  больше  не  смог  повторить
сталинский вариант.
     Потом  я   изложил   "Завещание"   на   бумаге   для   одновременного
опубликования его во всех газетах, по радио, на  съезде  партии  и  сессии
Верховного Совета, через персонально верных мне людей.
     ...После заседания Ставки я с Берестиным стоял у парапета Кремлевской
стены и говорил с ним так, будто не надеялся больше встретиться.
     - Старик, - отвечал мне Алексей.  -  Наверняка  мы  с  тобой  слишком
хороши для этого мира. Ты бы знал, товарищ Сталин, какая огромная инерция.
Я считал себя резким парнем, но, ей-богу, мне муторно жить. У меня уже  не
хватает воли. Я читал книги, но раньше не верил! Мне казалось,  что  можно
убедить и увлечь любого, если все правильно рассказать Но  я  увидел,  что
нет. Что люди, которым положено  быть  умными  и  честными  по  положению,
являются или идиотами, или  саботажниками.  Им  лучше  сталинская  пуля  и
папка, чем моя свобода, демократия и ответственность.  Я  вызываю  к  себе
первого секретаря обкома и говорю, что нужно делать.  А  он  мне  начинает
плести санкционированные тобой  благоглупости,  Насчет  грядущего  урожая,
задач пятилетки и прочее... Я говорю: какая тебе пятилетка,  через  неделю
немцы твой хлеб жрать будут, а он: товарищ Сталин не допустит. Я их не  то
что смещать, я их завтра пересажаю всех на окружную гауптвахту!
     - Ну и давай, - говорю я ему.
     - Трудно, - отвечает Алексей. - Они все же наши  люди.  Смотрю  я  на
него и знаю, что в тот раз он геройски погиб,  отстреливаясь  от  танковой
дивизии СС из именного ТТ... А другой, знаю, Власову пойдет служить. И что
с ним сейчас делать? Повесить в гараже  или  оставить,  как  есть,  только
отправить в глубокий тыл и, лишив  возможности  предать,  позволить  стать
героем труда?
     - Да, - говорю, - достали они тебя. А мне, думаешь, легче? Как только
сталинский террор закончился, все такие смелые  стали,  только  и  норовят
спасти сталинизм от товарища Сталина. Да еще и пришельцы.
     Вкратце описал ему историю со снами. И свои планы.
     - Все верно, - говорит. - Если что - отдай власть  мне.  Или  Жукову.
Только не политикам. И я, и ты знаем им цену. Я не выношу американцев,  но
их политическая система двести лет спасает от диктатуры...
     - А сам диктаторских полномочий просишь.
     - Только на военное время. А потом пусть по-твоему.
     - Если ты захочешь власть сдать... Кстати, не думал, как  потом  жить
будем? Если домой вернемся? После такой власти - и  опять  никто!  Приятно
будет доживать пикейным жилетом?
     Он засмеялся.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.