Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

раньше был согласен, начинаешь не соглашаться. И я решил  -  нет,  ребята!
По-вашему не будет. Пока я здесь и жив - не будет? И все равно сделаю так,
что даже когда вы меня убьете или  выдернете  из  сталинского  тела  -  не
допущу. Еще не знаю, как, но не допущу. Это же  страшно  представить,  что
они вдвоем сделают с миром...
     Но  сны  по-прежнему  снялись  еженощно,  и   еще   более   яркие   и
убедительные, и все против моей дневной политики. Выходит, значит, что  не
могут они теперь на меня впрямую влиять? Выпустили джина, а справиться  не
могут. Ну, а уж из-за угла им со мной не сладить! Какая там у  них  личная
история, не знаю, но человеческую они  не  понимают.  Что-то  есть  в  нас
запредельное, алогичное,  но  выводящее  на  такие  рубежи,  с  которых  и
захочешь, а не собьешь!
     На всякий случай я  прекратил  выезды  на  дачу.  Перестала  она  мне
правиться. Или именно глушь лесная виновата,  где  глазу  некуда  глянуть,
кроме как на заборы высокие, или прицел  у  них  туда  наведен?  В  Кремле
действительно стало легче.
     Я спускался  в  глухую  полночь  с  малого  крыльца,  проходил  через
Ивановскую площадь, по наклонным аллеям  спускался  к  Тайницкому  саду  и
медленно прогуливался по его аллеям, глядя через зубцы  стен  на  мигающее
тусклыми огнями Зарядье. А в уме набрасывал политическое завещание. Такое,
чтоб вернуться к идеям  свободы,  чтоб  никто  больше  не  смог  повторить
сталинский вариант.
     Потом  я   изложил   "Завещание"   на   бумаге   для   одновременного
опубликования его во всех газетах, по радио, на  съезде  партии  и  сессии
Верховного Совета, через персонально верных мне людей.
     ...После заседания Ставки я с Берестиным стоял у парапета Кремлевской
стены и говорил с ним так, будто не надеялся больше встретиться.
     - Старик, - отвечал мне Алексей.  -  Наверняка  мы  с  тобой  слишком
хороши для этого мира. Ты бы знал, товарищ Сталин, какая огромная инерция.
Я считал себя резким парнем, но, ей-богу, мне муторно жить. У меня уже  не
хватает воли. Я читал книги, но раньше не верил! Мне казалось,  что  можно
убедить и увлечь любого, если все правильно рассказать Но  я  увидел,  что
нет. Что люди, которым положено  быть  умными  и  честными  по  положению,
являются или идиотами, или  саботажниками.  Им  лучше  сталинская  пуля  и
папка, чем моя свобода, демократия и ответственность.  Я  вызываю  к  себе
первого секретаря обкома и говорю, что нужно делать.  А  он  мне  начинает
плести санкционированные тобой  благоглупости,  Насчет  грядущего  урожая,
задач пятилетки и прочее... Я говорю: какая тебе пятилетка,  через  неделю
немцы твой хлеб жрать будут, а он: товарищ Сталин не допустит. Я их не  то
что смещать, я их завтра пересажаю всех на окружную гауптвахту!
     - Ну и давай, - говорю я ему.
     - Трудно, - отвечает Алексей. - Они все же наши  люди.  Смотрю  я  на
него и знаю, что в тот раз он геройски погиб,  отстреливаясь  от  танковой
дивизии СС из именного ТТ... А другой, знаю, Власову пойдет служить. И что
с ним сейчас делать? Повесить в гараже  или  оставить,  как  есть,  только
отправить в глубокий тыл и, лишив  возможности  предать,  позволить  стать
героем труда?
     - Да, - говорю, - достали они тебя. А мне, думаешь, легче? Как только
сталинский террор закончился, все такие смелые  стали,  только  и  норовят
спасти сталинизм от товарища Сталина. Да еще и пришельцы.
     Вкратце описал ему историю со снами. И свои планы.
     - Все верно, - говорит. - Если что - отдай власть  мне.  Или  Жукову.
Только не политикам. И я, и ты знаем им цену. Я не выношу американцев,  но
их политическая система двести лет спасает от диктатуры...
     - А сам диктаторских полномочий просишь.
     - Только на военное время. А потом пусть по-твоему.
     - Если ты захочешь власть сдать... Кстати, не думал, как  потом  жить
будем? Если домой вернемся? После такой власти - и  опять  никто!  Приятно
будет доживать пикейным жилетом?
     Он засмеялся.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.