Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

горизонтом схваток, могли безнаказанно перехватывать их  тогда,  когда  те
пытались реализовать свой главный козырь - скороподъемность  и  маневр  на
вертикалях.  Да  горизонталях  же  "И-16"  и   "И-153"   имели   серьезное
превосходство.
     И, разумеется, все больше и больше  срабатывал  тот  фактор,  который
немцы так и не научились учитывать - безусловное  моральное  превосходство
русского, а теперь советского солдата.
     К двум часам дня обе стороны понесли очень тяжелые потери,  наверное,
самые тяжелые за все известные воздушные битвы современности. Только  если
учесть, что по сравнению с предыдущим вариантом истории советская  авиация
в первый день войны потеряла самолетов  в  три  раза  меньше,  а  немецкая
вчетверо больше, то реальный итог выглядел совсем иначе, нежели при  чисто
арифметическом подходе. Как под Курском в сорок третьем  году  был  сломан
хребет немецких танковых войск, так сегодня, 22 июня, может и не сломался,
но крепко затрещал хребет люфтваффе.
     Нельзя быть сильным везде, говаривал Наполеон,  а  может,  и  Мольтке
-старший. Сейчас Рычагов вполне сознательно решил  быть  сильным  в  одном
месте и ни разу не позволил своим комдивам выпустить самолеты меньше,  чем
полком, как и учил Марков. И плоды были налицо.
     К вечеру немцы почти не летали, даже на  поддержку  своих  штурмующих
границу и избиваемых с воздуха войск.
     А на ночь у него было и еще кое-что. Тоже из других времен. Собранные
по всем учебным полкам и аэроклубам две сотни "У-2" и "Р-5". Опять  же  по
совету Маркова. Пять групп по сорок машин для непрерывного воздействия  по
ближним тылам осколочными бомбами и просто ручными гранатами.
     Вот примерно с семнадцати часов 22 июня и начало проясняться то,  что
история все-таки перевела стрелку.


     ...Берестин провел  этот  день  так,  как  и  хотел,  как  полагалось
крупному  полководцу.  Без  лишних  нервов,  без  паники,  без  надрыва  и
суматошно-бессмысленных выездов в войска. Как это отличалось от того,  что
было на самом деле - когда  несчастный  Павлов  находил  тень  успокоения,
метаясь по тем корпусам и дивизиям, куда мог  прорваться,  и  окончательно
теряя управление остальными.
     Берестин сидел в своем  огромном  и  прохладном  кабинете  в  Минске.
Высокие готические окна, столетние липы за ними, зеленый полумрак и тишина
создавали атмосферу отстраненности от  шары,  дыма  и  крови,  что  царили
сейчас за пределами двухметровых  стен,  на  западе  самого  западного  из
округов.
     Он мог позволить  себе  быть  полководцем,  экспертом  и  аналитиком,
потому что работала связь, операторы  штаба  исправно  наносили  на  карты
обстановку, Минск не превращали в щебенку армады  "юнкерсов"  и  начальник
ВВС не застрелился от нестерпимого чувства вины и отчаяния, как сделал это
в иной реальности полковник Колец. И сам Берестин, командующий теперь  уже
не округом, а фронтом,  мог  руководить  войной  -  тяжелой,  конечно,  на
которой ежеминутно сгорали  сотни  жизней,  однако  -  нормальной  войной.
Правильной, если брать это слово в научном, а не нравственном смысле.
     Враг превосходил пока что в живой  силе  и  технике,  однако  не  мог
делать того, что готовился и хотел. Не было прорывов фронта  в  первые  же
часы, потому что не было линии фронта в том смысле, как  его  рассчитывали
видеть немцы. Одно дело, когда подвижные соединения уходят на  оперативный
простор, как хотят рубят незащищенные тылы, оставляя позади растрепанные и
неуправляемые массы людей,  и  совсем  другое,  если  танковые  клинья  на
главных направлениях обязательно натыкаются  на  хорошо  подготовленную  и
эшелонированную оборону, а прорывы,  если  и  происходят,  то  в  пустоту,
словно с разбегу в отпертую дверь, а  пока  встаешь  -  сзади  поленом  по
затылку.
     К исходу дня, судя по  картам,  немцам  нигде  не  удалось  захватить
стратегическую  инициативу,  в  отдельных  местах  они   продвинулись   на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.