Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Учащающиеся импульсы с прибора  перешли  в  непрерывный  пульсирующий
сигнал. Воронцов повернул руку с  часами  циферблатом  внутрь  машины.  От
пронзительного ультразвукового визга заныли корни зубов, и сразу наступила
глухая тишина утреннего подмосковного леса. Такая тишина, которую  нарушал
только ветер, шелестящий в желто-красной листве.
     Одновременно он опустил руку а карман, сжал  пластмассовую  ребристую
рукоятку пистолета.
     Воронцов решил закончить  эту  затянувшуюся,  давно  вышедшую  из-под
контроля историю очень просто, хотя и аморально.
     Два выстрела в голову Сталина - и  все  проблемы  мира  и  социализма
будут решены хотя бы в здешней исторической реальности.
     Прибор сработал - Новиков и Берестин только что перенеслись  из  этих
тел в свои, плавающие в капсуле нулевого времени на "дальнем  берегу",  на
Валгалле, в трех десятках парсек от Земли.
     Момент перехода Воронцов  уловил  по  ставшим  бессмысленными  глазам
Новикова (нет, теперь уже только Сталина), еще секунду назад смотревшим на
него с удивлением,
     Этого Воронцов и ждал. Сейчас он стреляет  в  Сталина  -  вот  когда,
наконец, история по-настоящему изменит свой ход. Тут уж  без  вариантов  -
кто бы ни пришел на смену тирану, его политической линии он продолжить  не
сможет.
     друзьям о своем плане он не  сказал  не  только  потому,  что  боялся
возражений. Хотя, конечно, трудно сказать человеку, что через  пять  минут
он будет тобой убит. Прежде всего  Дмитрий  спасался,  что  его  намерение
станет известно пришельцам. И тем, и другим. А вот им, как раз, он и хотел
показать, кто хозяин  ситуации.  Вы  строили  свои  планы?  Ну  так  нате,
получите! Мне плевать, на какой вариант вы рассчитывали, вот  вам  мой,  и
подавитесь!
     Сейчас он выстрелит Сталину в  голову,  отскочит  на  пару  шагов  от
машины и постарается ранить Маркова, лучше всего - в плечо и в ногу. Чтобы
у него было моральное оправдание. Юридического ему не нужно. Если не дурак
- сумеет найти выход.
     Воронцов вскинул пистолет, нажимая спуск,  непроизвольно  зажмурился,
представив, как брызнут кровь и мозги от выстрела почти в упор.
     Только выстрела не получилось.
     Вокруг  него  сомкнулись  стенки  вдруг  отвердевшего   пространства,
втянувшие Воронцова в тот же внутренний двор Замка, из которого  он  начал
свое очередное путешествие.
     - Все, капитан, отбой, - услышал он  голос  Антона  и  открыл  глаза.
Почувствовал не то чтобы  разочарование,  а  облегчение  и  злость  сразу.
Пришелец снова оказался умнее. Но зато и убивать не пришлось.
     Пусть величайшего в истории преступника, а все же...
     Однако палец Воронцов не остановил. Пистолет подбросило в  руке  раз,
второй и третий. От гулкого грохота заложило уши.
     "А если бы я сейчас в тебя, под запал?" - подумал  он,  по-ковбойски,
как Юл Бриннер с "Великолепной семерке", дунул в ствол и  опустил  "ТТ"  в
кобуру.
     - Знал бы  ты,  братец,  как  ты  мне  надоел...  -  сказал  Воронцов
подчеркнуто небрежно. Чем еще мог  он  выразить  свои  чувства?  Жизнь  не
научила  его  сложным  формам  проявления  эмоций,  подобных  тем,  какими
пользуются персонажи "интеллектуальной прозы".
     - Сам виноват, - ответил Антон. - Все  время  стараешься  что-то  мне
доказать. Зачем? Никак не поймешь, что я ведь не человек...
     - Пожалуй. Что сделаешь - антропоцентризм. Не  могу  выйти  из  круга
врожденных предрассудков... - вздохнул  Воронцов.  Но  при  этом  подумал:
врешь ты, парень. Или я  совсем  уж  законченный  дурак,  или  ты  человек
гораздо больше, чем сам  о  себе  догадываешься.  Ну  да  ничего,  еще  не
вечер...
     -  Из-за  своего  гонора  ты  чуть  все  не  испортил,  -   продолжал
выговаривать ему Антон. - Мы ведь все очень четко  с  тобой  спланировали.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.