Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

церемонились, невзирая на звания и заслуги, а уж со шпионами - безусловно.
     Правда, он с самого начала поинтересовался было, не  снабдят  ли  его
чем-нибудь этаким, из научно-фантастического реквизита:  антигравитатором,
защитным полем, невидимостью, на худой конец.
     Ответ, увы, был неблагоприятный.  Форзейли  могли  синтезировать  для
него что угодно, но в основном  следуя  образцам,  уже  существовавшим  на
Земле к текущему моменту. Инопланетную же технику  вообще  приспособить  к
человеческим  параметрам  и  к  использованию  за  пределами  Замка  якобы
практически невозможно. Отговорка не показалась Дмитрию убедительной, но и
спорить у него не было оснований.
     Несколько дней  он  добросовестно  изучал  исторические  документы  и
материалы, относящиеся к начальному периоду  войны,  и  наши  и  немецкие.
Читал  газеты,  журналы,  дневники   и   письма,   пересмотрел   километры
кинохроники и тысячи  фотографий,  чтобы  вжиться  в  обстановку,  усвоить
манеры поведения, стиль и обороты речи, даже способ мышления людей,  среди
которых придется жить и которых предстоит имитировать.
     Оказалось,  что  отличия  тут  были  гораздо  значительнее,  чем  ему
казалось раньше.
     Воронцов  заучивал  наизусть  сотни  фамилий  более-менее   известных
работников  наркомата  обороны  и  главного  политуправления,  командующих
фронтами и армиями, командиров корпусов и  дивизий,  комиссаров  и  членов
военных советов, популярных тогда писателей, журналистов, актеров театра и
кино, вспомнил или узнал впервые  названия  тогдашних  московских  улиц  и
площадей, уточнил маршруты и номера трамваев,  троллейбусов,  автобусов  и
метро.
     Он не допускал мысли, что ему и вправду придется  проходить  проверку
на столь глубоком уровне, но все же... В случайном разговоре при тогдашней
всеобщей шпиономании, которая называлась  бдительностью,  можно  допустить
оговорку всего лишь раз - и погореть.
     Только теперь, кстати, он с удивлением  задумался  -  а  как  же  мог
работать под немецкого офицера Николай Кузнецов? Допустим, язык он знал  в
совершенстве, но и  только.  Пятиминутного  разговора  с  любым  настоящим
немцем должно было хватить для полного провала. Что-то в  его  истории  не
так. Или немцев следует признать полными идиотами, или писатели и очевидцы
темнят...
     Разумеется,  для  Воронцова  изготовили  документы,  неотличимые   от
подлинных  даже  на  молекулярном  уровне,  одежду,  предметы  снаряжения,
орущие, спички и папиросы, бритвенные лезвия, мыло и одеколон, все  прочие
мелочи, необходимые человеку в  командировке  на  фронт.  Несколько  газет
трехдневной давности, отпечатанные именно в Москве, пара  бутылок  коньяка
со штампом ресторана гостиницы "Националь", блокнот со страницами,  плотно
исписанными адресами и телефонами. И так далее, и так далее...
     Главным же для него  самого  были  карты.  Комплект  крупномасштабных
топографических карт с нанесенной на них обстановкой, отражавшей положение
наших и немецких войск на неделю вперед, начиная с момента  перехода,  для
всех подразделений в полосе фронта от роты и выше.
     Ценность этих бледно раскрашенных листов бумаги с красными  и  синими
цифрами и условными знаками невозможно ни  выразить  словами,  ни  даже  в
полной мере вообразить штатскому человеку.  Командир,  получивший  в  руки
такую карту, сразу же окажется в положении зрячего, играющего в жмурки  со
слепыми. А цена ставок в этой игре известная - тысячи жизней ежечасно.
     Никто  никогда,  за  всю  историю  войн,  не  располагал  достоверной
информацией о положении на фронте на  текущий  момент.  Любая  информация,
даже о своих  войсках,  всегда  запаздывает.  А  о  силах  неприятеля,  их
дислокации, замыслах  вражеского  командования  полководец  обычно  узнает
слишком поздно. Часто - только после конца войны.
     Воронцов со своими картами должен был  стать  первым,  после  господа
бога, всеведущим лицом на театре военных  действий.  А  если  учесть,  что
существование бога нельзя считать доказанным, то и вообще первым.
     Последние три дня он носил форму  постоянно,  даже  спал  в  ней,  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.