Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сказываться еще многие десятилетия. Если не всегда.
     И в то же время он чувствовал, что и то дело, за которым  он  пришел,
тоже надо сделать. Не опоздать.
     Здесь уже все пошло заведенным порядком. Пишется боевой приказ,  люди
и техника готовятся к маршу и бою. Бойцы и командиры и без его присутствия
исполнят все, на что способны. А  он  сейчас  уедет.  Пусть  считают,  что
дивкомиссар исполняет свою миссию в другом месте.
     Интересно бы, вернувшись, прочесть во вновь  написанных  исторических
трудах: "В период оборонительных боев на Киевском направлении важную  роль
сыграла опергруппа  дивизионного  комиссара  Воронцова,  действовавшая  на
коммуникациях группы армий "Юг". И так далее... Да  нет,  не  напишут.  По
крайней мере, в известном ему мире не напишут. И, значит, не  суждено  ему
вести в бой этих людей, и никого из тех, кто мог бы доложить о его участии
и роли в Киевском сражении, в живых не останется. Или, если кто и остался,
то за всем последующим просто забыл об этом кратком эпизоде.
     Не мог же знать Воронцов, что после его отъезда  генерал,  так  и  не
избавившийся от своих сомнений, решил не ввязываться в авантюру,  в  успех
которой не верил, и предпочел с остатками своей дивизии и  группой  майора
Карпова прорываться по кратчайшему направлению на Житомир.
     И уж совсем непредставима для  Воронцова  была  такая  повлиявшая  на
Москалева причина, как обнаруженное генералом сходство между дивкомиссаром
из Ставки и теми, ныне исчезнувшими комдивами и комкорами, которые  читали
в академии лекции о тактике  глубоких  операций  и  перспективах  грядущей
мировой войны, командовали  округами  и  армиями,  считались  гордостью  и
надеждой РККА, и вдруг... Ради своих  бонапартистских  замыслов  предавшие
дело Ленина-Сталина, пошедшие в услужение троцкистам,  фашистам,  японским
милитаристам, и понесшие справедливую кару, они ведь предали и лично  его,
генерала Москалева. Хотя бы тем, что оставили его один на один со страшной
немецкой военной машиной.
     Он, генерал Москалев, готов был идти в бой под командой прославленных
полководцев, а они его бросили... Возложили на него огромной тяжести груз,
вынудили играть роль, к которой он совсем не был готов, а сами ушли... Они
и виноваты в его сегодняшнем поражении.
     И вдруг появляется дивизионный комиссар, который  говорит,  думает  и
держится  очень  похоже  на  тех,  бывших...   Вновь   требует   от   него
самостоятельных, ни с кем не  согласованных  решений,  пытается  подорвать
веру в слова, сказанные товарищем Сталиным в речи от третьего июля... Нет,
хорошо, что дивкомиссар уехал, избавив его от необходимости  обращаться  в
особый отдел фронта.
     Как только Воронцов покинул КП, генерал начал действовать  по-своему.
Отчаянным рывком он пробился через слабое еще кольцо окружения, вывел свою
группу в расположение наших  войск  и  тут  же  оказался  в  самом  центре
сражения, развернувшегося на южном фланге фронта. И судьбы его и его людей
неразличимо слились с судьбами всех тех, кто сражался и умирал в жестоких,
трагических боях лета сорок первого года.
     Кто знает, не вспомнил ли в свой последний  час  Москалев  погибая  в
новом  окружении  под  Уманью,  странного  дивизионного  комиссара  с  его
непонятными речами, со смелым до безрассудства и все же  реальным  планом,
не подумал ли, что  все  могло  повернуться  иначе,  и  не  он  бы  сейчас
расстреливал  последние  патроны  из  самозарядной  винтовки,  готовясь  к
смерти, а немецкий генерал, застигнутый врасплох  со  всем  своим  штабом,
поднимал бы перед ним руки, сдаваясь в плен...


     Ничего этого не предвидя,  Воронцов,  убедившись,  что  все  идет  по
плану, подозвал батальонного комиссара.
     - Я сейчас отлучусь. Передайте генералу, что  все  остается  в  силе.
Когда будете готовы - начинайте движение. Проводите на соединение с  нашей
группой. Пусть принимает командование у майора Карпова Начало  операции  -
как условлено. Я вас найду...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.