Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тут виновата. Они ведь через мое восприятие и мои чувства тебя  оценивали,
поскольку датчик ты отключил. А я и вправду поверила, что ты все сделаешь,
как надо.
     - А я и сделал, как надо. Разве нет? Или  ты,  кроме  как  по-ихнему,
думать сейчас не можешь?
     - Я сейчас как раз по-своему думаю. И мне грустно, что я снова в тебе
ошиблась. Сейчас мне придется уйти, свою роль  я  сыграла...  Я  уйду,  мы
опять расстанемся, теперь уже навсегда, а что и как будет со  мной,  я  не
знаю... - Лицо у нее стало потерянным и несчастным.
     Воронцов ее искренне пожалел. Кем бы она ни  была  на  самом  деле  и
какую бы цель в этой роли ни преследовала, в ней оставалось то, что делало
ее так похожей на живую женщину, его Натали...
     - Пожалуй, ты  все  же  не  во  мне,  а  в  себе  опять  ошиблась,  -
сочувственно сказал он. - Ну да бог с ним... Ты лучше попроси,  чтобы  они
тебе там, в Москве, память сохранили. Заслужила... И я бы к такой  просьбе
присоединился, да боюсь, моя просьба для них теперь неубедительна. Вряд ли
они меня спокойно видеть и слышать могут...  А  так  бы  конечно,  что  им
стоит? Не фашисты же они, у живого человека память стирать.
     - Попрошу, - покорно согласилась она. - Только  не  знаю,  лучше  мне
будет или хуже?
     - Отчего же хуже? Новые впечатления всегда полезны.  Жизненный  опыт,
опять же... А  там,  глядишь,  и  наяву  встретимся.  Будет  настроение  -
позвонишь мне. Запомни телефон, в ближайший месяц я отвечу, пока  снова  в
моря не соберусь. А то и сам позвоню. Если ты меня вспомнишь, конечно.
     - В любом случае позвони. И все расскажи... Ей, той,  что  в  Москве.
Она сейчас о многом шалеет...
     Воронцов встал. Начиналась мелодрама. А мелодрам он не любил. В любых
видах.
     - Хорошо. Судя по твоим словам, они меня все же собираются отпустить.
Если так, то надо бы переодеться. Появись так в  курортном  городе,  -  он
провел ладонью по петлицам и орденам, - не поймут...


     Выходя из комнаты,  Наташа  на  секунду  приостановилась  на  пороге,
опершись рукой о косяк, обернулась, словно собираясь еще что-то сказать на
прощание, но только кивнула головой и исчезла.
     Исчез и экран. Перед Воронцовым вновь была  глухая  стена,  обтянутая
коричневым, с золотым рисунком штофом.
     - Красивая девушка... - услышал он за спиной знакомый голос. - И  она
ведь до сих пор тебя любит...
     Дмитрий резко повернулся.
     У окна, положив ногу  на  ногу  и  легонько  постукивая  пальцами  по
подлокотнику кресла, сидел и смотрел на него с  сочувственной  полуулыбкой
Антон, точно так, как он сидел за столом своей дачи под Сухуми.
     Воронцову пришлось сделать еще одно усилие, чтобы постараться  и  при
этом повороте сюжета выглядеть спокойным.
     - Вот уж что тебя совершенно не  касается...  Зачем  явился?  Спасать
ситуацию?  Девчонка  не  справилась,  так  теперь  ты  -  резерв  главного
командования?  -  Он  положил  контейнер  на  край  письменного  стола  и,
по-прежнему придерживая его одной рукой, второй начал отстегивать  ремешок
портупеи. - Так я не шутил, - движением головы он указал на  контейнер,  -
если что - рванет прилично...
     Помолчали, глядя друг на друга.
     - Считай, что ты выиграл, морях, - первым прервал паузу  Антон.  -  Я
знал, что ты надежный парень но не представляешь, сколько раз  приходилось
ошибаться в самых, казалось бы, безупречных.
     - Отчете же? Как раз вполне представляю, - пожал Воронцов плечами.  -
И что дальше?
     - Вот и пришлось тебя немного проверить... Извини.  Понимаю,  что  ты
сейчас очень зол на меня.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.