Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Андрей, Воронцов страдает несколько преувеличенными понятиями  о  чести  и
достоинстве личности, что начальством не поощряется. За это  и  претерпел.
Ему еще повезло, что сумел уволиться из ВМФ. А то бы до смерти  командовал
буксиром где-нибудь поближе к линии перемены дат.
     - Рыцарь без страха и упрека, - съязвила Ирина. - Не  слишком  ли  их
много в нашей компании  на  душу  населения?  Впрочем,  ты  его,  кажется,
обожаешь?..
     - По крайней мере - рад, что он считает меня своим другом...
     - Ну-ну, - сказала Ирина, глядя вдаль между Левашовым и Новиковым.
     Олег отчетливо почувствовал себя лишним  и,  неловко  пожав  плечами,
шагнул к лестнице. Его не остановили.
     ...Часа через полтора Ирина в сопровождении  Берестина  и  на  всякий
случай Шульгина поехала к себе домой за вещами,  а  Воронцов  с  Левашовым
отправились за билетами.
     Когда все вновь собрались у  берестинского  камина,  заменившего  тот
символический  очаг,  от  которого  отправляются  в  путь  и  к   которому
непременно положено возвращаться из странствий  и  походов,  Новиков  взял
гитару и постарался рассеять овладевший душами минор,  исполнив  несколько
старинных, никому не знакомых романсов.
     Потом Андрей посмотрел  на  часы,  и  все  сразу  вновь  погрустнели.
Заканчивался еще один порядочный кусок жизни.
     - Вот у древних китайцев было проклятье: "Чтоб тебе жить  во  времена
перемен", - сказал Шульгин в пространство.
     - Мудро, - согласился с ним Воронцов. Остальные промолчали.
     - Доверенность на машину мы не оформили, - вдруг вспомнила Ирина, - а
она бы вам пригодилась...
     - Ничего. Надо будет - мы и так... - Новиков думал  сейчас  совсем  о
другом.
     Уже на улице Шульгин неожиданно сказал:
     - Извините, ребята, на вокзал  я  вас  не  смогу  проводить.  Деловое
свидание.  Да  и  все  равно  в  машине  шестерым  не  положено.  Так  что
счастливого пути. Будет трудно - пишите...  -  он  пожал  руку  Берестину,
поклонился Ирине и не спеша пошел в сторону перекрестка.
     - Чего это он вдруг? - спросила Ирина.
     - Мало ли что... У человека жена в отпуске. Лови момент. А он  и  так
третий вечер подряд на наши дела тратит, - доверительно наклонился  к  ней
Новиков, но Ирина видела, что он говорит первое, что пришло в голову, даже
не стараясь быть убедительным. И не пытаясь замаскировать ложь привычной и
успокоительной иронией.
     ...Проводница начала  загонять  отъезжающих  в  вагон.  Ирина  совсем
расстроилась,  глаза  ее  повлажнели.  Она  расцеловалась  с  Левашовым  и
Новиковым, а Воронцову протянула руку, и тот галантно коснулся  губами  ее
запястья.
     - Я буду очень скучать и ждать... -  шепнула  Ирина  Новикову,  и  он
незаметно сжал ее локоть.
     - Я тоже... - ответил он тихо, когда Берестин шагнул в  тамбур.  -  Я
позвоню... завтра.
     Берестин обернулся и протянул Ирине руку. Вагон медленно поплыл вдоль
перрона.


     ...Они отогнали машину на Рождественский бульвар, поставили в гараж и
дальше отправились пешком. Захотелось им  просто  прогуляться  по  свежему
воздуху,    никуда    не    спеша    и,     следуя     примеру     древних
философов-перипатетиков, поразмышлять, прогуливаясь.  По  случаю  позднего
времени и вообще-то было пусто на улицах, а Новиков  еще  выбирал  глухие,
мало кому известные переулки, сокращая путь, и вокруг  не  видно  было  ни
души и вообще мало что было видно. Лишь кое-где на узкие  тротуары,  падал
свет из еще не погасших окон, черными  дырами  зияли  провалы  подворотен,
глухо  отдавался  между  каменных  стен  стук  каблуков  по  асфальту.   И

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.