Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да в общем не по себе... Хожу по  улицам  и  озираюсь,  как  беглый
каторжник. А то представляется, что я - вообще не я, а персонаж из  фильма
ужасов. Видел я недавно один... - Левашов передернул плечами.
     - Страх  есть  благодетельное  чувство,  предостерегающее  от  многих
опрометчивых поступков. Ладно, бог даст, прорвемся. Плохо, что мы не знаем
пределов их могущества...
     - Я думаю, что уже знаем. То, что уже случилось, и есть предел. Иначе
бы они нас давно прищемили.
     - Хорошо бы... - с сомнением сказал Воронцов  и  встал.  Поезд  начал
замедлять ход.
     Только они двое вышли на перрон, и огромный  безлюдный  зал  выглядел
непривычно, даже пугающе, будто декорация  к  фильму,  о  котором  говорил
Левашов.
     - Давай быстрее, час уже... - Олег быстрым шагом заспешил к переходу.
Прыгая через две ступеньки,  друзья  поднялись  по  лестнице,  свернули  в
плавно изгибающийся тоннель.
     И остановились, оба сразу, словно уперлись в невидимый барьер.
     В самом изгибе тоннеля, поперек прохода,  стояли  два  милиционера  в
полном снаряжении, при оружии и рациях, капитан и старший сержант, и вид у
них официальный и неприступный донельзя. Пройти мимо них просто  так,  как
ни в чем не бывало, казалось совершенно невозможным. Секунда или две, пока
капитан не нарушил свое  особое,  многозначительное  молчание,  показались
Левашову очень длинными.
     - Вы задержаны, - сказал  капитан  ровным  голосом.  -  Вам  придется
пройти с нами.
     - Почему вдруг? - спросил  Воронцов  точно  таким  же  тоном.  -  Мы,
кажется, ничего не нарушали.
     - Где нужно, вам все объяснят.
     - Не выйдет, нас нельзя задерживать.  Я,  например,  депутат...  -  и
Воронцов опустил руку во внутренний карман. Дальше все произошло настолько
быстро и неожиданно, что Левашов, собравшийся вмешаться в разговор, так  и
застыл с полуоткрытым ртом.
     Воронцов выдернул руку из кармана, выбросил ее вперед, и капитан тоже
сделал резкое движение навстречу блеснувшему металлу. И не успел.
     Гулко, словно кувалдой по стальному листу,  ударил  выстрел.  Левашов
даже не понял, что произошло, и капитан еще не начал  падать,  а  Воронцов
крутнулся на каблуке и из-под руки два  раза  выстрелил  в  сержанта.  Тот
согнулся, прижав руки к груди. Третий выстрел сбил с него фуражку,  и  она
покатилась по красным плиткам дола.
     Острый пороховой залах повис в неподвижном воздухе.
     Левашов, оцепенев, смотрел на лежащие у его ног тела в серых кителях.
Воронцов схватил его за руку и сильно рванул.
     - Ты что, мать... - рявкнул он и поволок его за собой.
     Они скатились вниз по уже выключенному  короткому  эскалатору,  слыша
нарастающий гул подходящего последнего поезда.
     Пустые вагоны ярко светились изнутри, и до них было совсем недалеко -
через зал и перрон, - но уже раздался ласковый женский голос:  "Осторожно,
двери закрываются", и тогда  Левашов  рванулся  вперед,  как  спринтер  на
Олимпиаде  за  ускользающей  победой,  вцепился  в  обрезиненные  створки,
удержал, пока вслед за ним не протиснулся в сжимающуюся щель Воронцов.
     ...В  отдалении  дремал  на  диване  подгулявший  полуинтеллигент   в
сползшей на очки капроновой шляпе. Левашов опасливо на  него  оглянулся  и
показал глазами на  руку  Воронцова,  в  которой  тот  по-прежнему  сжимал
пистолет непривычных очертаний. Говорить он пока не мог, переводя дыхание.
     Дмитрий дернул щекой и сунул  "Беретту"  в  брючный  карман.  Склонил
голову, словно прислушался к своим ощущениям, и переложил  его  на  старое
место,  во  внутренний  карман  пиджака.  И  до  следующей   станции   они
промолчали.  Так  же  молча  поднялись  наверх,  не  глядя  на   дежурного
милиционера и друг на друга, вышли на  улицу.  И  только  в  тупике  между
старыми трехэтажными домами Воронцов остановился, стал закуривать.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.