Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

родного "Экспорттехнохима", т.е. государства. Гульбище набирало  кондицию.
Россия в эту пору укладывалась спать или уже спала. И ни в  Москве,  ни  в
Пошехонье люду нашему ни в каком дурном сне не снилось, куда, а главное  -
пошто летят его денежки, ставшие бутылками с неведомыми этикетками, и  то,
что  денежки  эти  плюхнутся  блевотиной  в  унитазы  какой-нибудь   фирмы
"Орион"...
     Набрался я  крепко;  бренди,  смешанное  с  водкой,  пивом  и  виски,
несмотря на  обильную  закусь,  начали  путать  мой,  говоря  по-научному,
опорно-двигательный аппарат. Я глянул на часы, было начало  второго  ночи.
Метро работает до часу пятнадцати. Ту-ту. Поезд в прямом смысле ушел.
     Мы вывалились на улицу. Кнорре поймал такси. Втроем мы уселись.
     - Вас куда? - спросил Перфильев меня.
     - Куда угодно! - пьяно махнул я рукой.
     - Ладно, переночуете у меня, - сказал Перфильев.
     Сперва мы отвезли Кнорре, это было по дороге. Около двух добрались до
квартиры Перфильева.
     Он постелил мне в кабинете на диване.
     - Вас когда поднимать? - спросил он, пока я с трудом раздевался.
     - Мне надо в одиннадцать быть в автосалоне. Если  встану  в  половине
десятого, как раз успею.
     - Хорошо.  Меня  уже  не  будет.  Консьержка  позвонит,  разбудит,  я
предупрежу ее. На кухне на полке банка кофе.
     Я лег, закрыл глаза и уплыл...
     Поднял меня звонок, я разлепил глаза, не сразу понял - звонят в дверь
или телефон, наконец, сообразил: телефон. Я прошлепал босой к столу,  снял
трубку и прокашливая похмельную хрипоту буркнул:
     - Алло! - полагая, что это консьержка.
     На другом конце провода  сперва  помолчали,  затем  осторожный  голос
сказал:
     - Мне нужен месье Алибаев Фарид Латыпович.
     - Здесь такого нет, - я глянул на часы, звонок  поднял  меня  на  час
раньше.
     В трубке  какое-то  время  недоверчиво  посопели.  Я  опустил  ее  на
рычажки... Приняв душ, побрился,  заварил  большую  чашку  крепкого  кофе,
нашел в холодильнике сыр, в буфете на кухне кусок от полметрового  свежего
хлеба, мягкого как вата и такого же пресно-невкусного, его сожмешь, он тут
же распрямляется; намазав его апельсиновым джемом, я все это сжевал, запил
кофе и выпорхнул.
     По дороге в метро думал: надо же!  В  Париже,  на  квартиру  русского
Перфильева звонит какой-то француз  и  разыскивает  татарина  или  башкира
Алибаева Фарида Латыповича!
     Через два с половиной года я тоже смеялся по этому  поводу,  но  смех
мой имел уже иной смысл...



          11. ПАРИЖ. ПЕРФИЛЬЕВ. ДВА С ПОЛОВИНОЙ ГОДА ТОМУ НАЗАД

     Ноябрь был гнилой, слякотный,  падавший  иногда  снег  тут  же  таял,
размазывался скатами автомашин по мокрому асфальту. Всегда уютный Париж  в
эту пору выглядел, как любой большой город  в  самое  неприветливое  время
года: зонтики, плащи с поднятыми воротниками,  торопливые  шаги,  в  метро
запах сырого меха и просыхавшей ткани.
     Было, помню, воскресенье. Из-за какого-то срочного дела  я  поехал  в
офис. Около четырех пополудни принесли телеграмму.  Она  была  от  сестры:
"Срочно   прилетай.   Мама   при   смерти,   Инсульт".   Я   позвонил    в
представительство  "Аэрофлота".  Знакомая  девочка  пообещала   билет   на
понедельник. Заказал разговор с Москвой. Сестры не оказалось дома, ушла  в
больницу.  Разговаривал  с  шурином  -   Антоном   Меренковым,   способным
математиком, ушедшим работать в СП по составлению  компьютерных  программ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.