Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

родного "Экспорттехнохима", т.е. государства. Гульбище набирало  кондицию.
Россия в эту пору укладывалась спать или уже спала. И ни в  Москве,  ни  в
Пошехонье люду нашему ни в каком дурном сне не снилось, куда, а главное  -
пошто летят его денежки, ставшие бутылками с неведомыми этикетками, и  то,
что  денежки  эти  плюхнутся  блевотиной  в  унитазы  какой-нибудь   фирмы
"Орион"...
     Набрался я  крепко;  бренди,  смешанное  с  водкой,  пивом  и  виски,
несмотря на  обильную  закусь,  начали  путать  мой,  говоря  по-научному,
опорно-двигательный аппарат. Я глянул на часы, было начало  второго  ночи.
Метро работает до часу пятнадцати. Ту-ту. Поезд в прямом смысле ушел.
     Мы вывалились на улицу. Кнорре поймал такси. Втроем мы уселись.
     - Вас куда? - спросил Перфильев меня.
     - Куда угодно! - пьяно махнул я рукой.
     - Ладно, переночуете у меня, - сказал Перфильев.
     Сперва мы отвезли Кнорре, это было по дороге. Около двух добрались до
квартиры Перфильева.
     Он постелил мне в кабинете на диване.
     - Вас когда поднимать? - спросил он, пока я с трудом раздевался.
     - Мне надо в одиннадцать быть в автосалоне. Если  встану  в  половине
десятого, как раз успею.
     - Хорошо.  Меня  уже  не  будет.  Консьержка  позвонит,  разбудит,  я
предупрежу ее. На кухне на полке банка кофе.
     Я лег, закрыл глаза и уплыл...
     Поднял меня звонок, я разлепил глаза, не сразу понял - звонят в дверь
или телефон, наконец, сообразил: телефон. Я прошлепал босой к столу,  снял
трубку и прокашливая похмельную хрипоту буркнул:
     - Алло! - полагая, что это консьержка.
     На другом конце провода  сперва  помолчали,  затем  осторожный  голос
сказал:
     - Мне нужен месье Алибаев Фарид Латыпович.
     - Здесь такого нет, - я глянул на часы, звонок  поднял  меня  на  час
раньше.
     В трубке  какое-то  время  недоверчиво  посопели.  Я  опустил  ее  на
рычажки... Приняв душ, побрился,  заварил  большую  чашку  крепкого  кофе,
нашел в холодильнике сыр, в буфете на кухне кусок от полметрового  свежего
хлеба, мягкого как вата и такого же пресно-невкусного, его сожмешь, он тут
же распрямляется; намазав его апельсиновым джемом, я все это сжевал, запил
кофе и выпорхнул.
     По дороге в метро думал: надо же!  В  Париже,  на  квартиру  русского
Перфильева звонит какой-то француз  и  разыскивает  татарина  или  башкира
Алибаева Фарида Латыповича!
     Через два с половиной года я тоже смеялся по этому  поводу,  но  смех
мой имел уже иной смысл...



          11. ПАРИЖ. ПЕРФИЛЬЕВ. ДВА С ПОЛОВИНОЙ ГОДА ТОМУ НАЗАД

     Ноябрь был гнилой, слякотный,  падавший  иногда  снег  тут  же  таял,
размазывался скатами автомашин по мокрому асфальту. Всегда уютный Париж  в
эту пору выглядел, как любой большой город  в  самое  неприветливое  время
года: зонтики, плащи с поднятыми воротниками,  торопливые  шаги,  в  метро
запах сырого меха и просыхавшей ткани.
     Было, помню, воскресенье. Из-за какого-то срочного дела  я  поехал  в
офис. Около четырех пополудни принесли телеграмму.  Она  была  от  сестры:
"Срочно   прилетай.   Мама   при   смерти,   Инсульт".   Я   позвонил    в
представительство  "Аэрофлота".  Знакомая  девочка  пообещала   билет   на
понедельник. Заказал разговор с Москвой. Сестры не оказалось дома, ушла  в
больницу.  Разговаривал  с  шурином  -   Антоном   Меренковым,   способным
математиком, ушедшим работать в СП по составлению  компьютерных  программ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.