Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

все - давнее, еще с тех времен, когда Фита по должности своей был связан с
заводами, где делалось разное оружие - от стрелкового  до  бронетехники  и
авиации. Ничего интересного Зуйков не  нашел.  В  столе  был  единственный
широкий выдвижной ящик. В нем Зуйков обнаружил: футляр с часами -  подарок
к   пятидесятилетию   от   какого-то   Евсения    Николаевича,    о    чем
свидетельствовала  гравировка  на   обороте,   судя   по   дате,   подарок
восьмилетней давности; еще один футляр,  в  нем  очень  красивая,  дорогая
авторучка "Пеликан" с золотым пером,  которой  не  пользовались;  потертая
федоскинская шкатулка с изображением женщины в  белом  платье,  сидящей  в
саду на скамье, внизу, видимо, фамилия автора рисунка "Буканова Н.  1950".
В шкатулке, схваченные кольцом  два  ключа:  один,  похоже,  от  гаражного
замка, другой - обычный; и,  наконец,  маленький  блокнот,  новый,  уголки
страниц не залоснились, не загнулись. Записей в нем почти не было. Блокнот
размером с ладонь, на  обложке  серебряное  тиснение  "USSR  MORFLOT".  На
первой  странице  графы  (по-английски)   "Фамилия",   "Домашний   адрес",
"Почтовый код", "Телефон", "Служебный  адрес",  "Телефон",  "Факс",  кроме
первой графы, где рукой владельца вписано "Фита А.И.",  были  незаполнены.
На следующей странице столбиком шли рисунки-символы всех пароходств  СССР.
Скажем, значок с  расстральными  колоннами,  а  напротив  него  напечатано
"Ленинградское пароходство" и адрес его. Затем шла страничка  с  указанием
времени  всех  стран  мира  по  Гринвичу  с  цифрой  разницы  относительно
московского времени; и, наконец, страница с перечнем  всех  стран  мира  и
названием их валют. Во всем  этом  длинном  списке  подчеркнута  шариковой
ручкой была лишь Франция: "FRANC = 100 CENTIMES".
     Зуйков, отложив блокнот, взял в руки ключи.
     - Вы не знаете, что за ключи, Евдокия Федосьевна?  -  спросил  Зуйков
женщину, молча наблюдавшую за его действиями.
     - Нет.
     - Не от гаража? У вас есть машина?
     - Машина есть. А ключи от гаража висят на  кухне  на  гвозде.  А  эти
ключи никогда не видела. Я к мужу в стол  не  заглядывала,  у  меня  своих
ящиков на кухне достаточно.
     Еще Зуйков нашел тут же черный пакет от фотобумаги  с  пачкой  хорошо
исполненных и отпечатанных на агфовской бумаге снимков. Это  были  летние,
как говорят, дачные фотографии  семейства  Фиты:  сам,  его  жена,  сын  с
невесткой и внуки.
     - Хорошие снимки, - сказал, перебирая их, Зуйков.
     Она кивнула, глаза ее наполнились слезами.
     - Анатолию Ивановичу понравились?
     - Да. Не все, правда, несколько штук он порвал.
     - Что так?
     - Не знаю.
     - Порвал и выбросил?
     - Да.
     - А какие?
     - Он мне не показал. Изорвал и все. Я даже обиделась,  а  он  сказал:
"Барахло".
     - Куда же он выбросил?
     - Не помню.
     Больше смотреть тут было нечего. На самой  столешнице,  кроме  стопки
чистой  бумаги,  ничего  не  было.  Зуйков  хотел  было  уже  встать,   но
наклонился, заглянул под стол. В это время внизу позвонили в дверь.
     - Я спущусь? - не то спросила, не то сообщила женщина.
     - Да, пожалуйста, - сказал Зуйков. Под столом он увидел плетенную  из
пластиковых лент корзину для мусора. На дне ее  что-то  было.  Он  вытащил
корзину. В ней лежали изорванные на очень мелкие кусочки фотографии.  Взяв
со стола лист бумаги, Зуйков  завернул  их  аккуратно  и  сунул  в  карман
пиджака, в другой положил ключи, найденные в шкатулке,  в  боковой  карман
сунул блокнот. Вышел, поразмыслил, и на всякий случай дверь опечатал.
     Спустившись вниз, услышал  голоса  в  прихожей.  Жена  Фиты  сказала:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.