Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

гипотетические варианты.
     Невообразимо  вроде бы. А с другой стороны, даже я сам, прожив на Земле
какие-то тридцать с небольшим лет,  ухитряюсь  держать  в  полутора  тысячах
кубосантиметров  своего  мозга объем информации, достаточный для того, чтобы
участвовать  в  моделировании  альтернативных  историй  и   довольно   полно
представлять  схему  всех  знаний, накопленных человечеством, ну и, наконец,
чтобы выступать в качестве партнера  этих  самых  Держателей.  При  том  что
физический  объем  их  личностей  и срок существования отличаются от моих на
миллиард порядков. Так что не в количественных соотношениях тут дело...
     Надо возвращаться, понял я, запомнив то, что  удалось  постичь.  Где-то
там,  в  бесконечно  далеком и исчезающе маленьком рукаве одной из галактик,
затерялось мое человеческое тело, и  если  я  не  успею  его  разыскать,  то
окажусь  пленником  Гиперсети навсегда, постепенно развоплощаясь. Заманчивая
перспектива для буддиста,  но  для  меня  пока  преждевременная.  Неизвестно
почему,  но  мне,  уже  приобщившемуся  к Гиперразуму, хотелось обратно, как
ребенку домой из пионерского лагеря. Хоть там и интересно, и море, и  походы
с  кострами,  и  новые  друзья,  а  дома  провинциальный  пыльный  городок и
неизбежная надоевшая школа, а вот тянет, иногда  до  слез.  (Кстати,  а  это
откуда,  почему  --  провинциальный?  Ведь  я  родился  и всю жизнь прожил в
Москве.)
     Я начал стягивать свою бесконечно протяженную личность к единой точке и
реконструировать  алгоритм  возвращения.   Задача   осложнялась   тем,   что
существовало несколько равновероятных реальностей, возникших в результате не
слишком  компетентного  и  корректного  вмешательства  в  игру Высших сил, и
попасть в нужную, туда, где осталось единственно подходящее для  бессмертной
души  смертное  тело, было куда труднее, чем посадить реактивный истребитель
на палубу авианосца в штормовом океане.
     Совмещаясь  с  подходящей  по  характеристикам  нейронной   структурой,
неведомым чувством я мгновенно понимал, что промахнулся, и "уходил на второй
круг".
     Тогда   и   возникали   тревожные   "звонки"   несоответствия,  которые
включающийся мозг преобразовывал в кошмарные видения.
     Себя настоящего я нашел лишь с четвертой попытки. Продолжая все  ту  же
авиационную аналогию (с чего бы пришла на ум именно такая, ведь я никогда не
был  летчиком?), я понял, что посадка удалась, колеса схватили палубу и крюк
зацепился за трос финишера. Обессиленно откинулся на спинку сиденья,  разжал
пальцы на мокрой от пота ручке...
     До  сих  пор  не могу сообразить, отчего именно из таких вариантов иных
реальностей мне пришлось выбирать? Откуда в кошмаре появлялись демонические,
угрожающие смертью или сулящие смерть роковые женщины? Не оттого ли,  что  в
момент  моего  "ухода" с Земли последнее, что я видел, была как раз похожая,
пугающе красивая Сильвия? И электронная эманация моей личности  инстинктивно
выхватывала  из параллельных миров нечто сопоставимое? И что ж это за судьбы
выпали моим аналогам в неведомых мирах? Не позавидуешь, пожалуй.
     Однако то, что я увидел, очнувшись и открыв глаза, меня тоже отнюдь  не
обрадовало...
     Пролог-2
     Пронесясь  ураганом  над Россией, заканчивался двадцатый год. И ураган,
следует  признать,  был  неслабый.  Смешавший  и  перепутавший  исторические
реальности,  геополитические закономерности, предположения и надежды одних и
страхи других, коммерческие расчеты и прекраснодушные мечтания, а главное --
миллионы и миллионы людских судеб во всех  концах  света,  иногда  настолько
удаленных  от  центра  событий,  что  там и слово такое -- "Россия" мало кто
слышал.
     Начинался год если и не для всех приятно, то хотя бы объяснимо. Красные
наступали на всех фронтах. Белое движение в Сибири,  потеряв  своего  вождя,
практически  перестало  существовать, лишь в Забайкалье пока держался атаман
Семенов. Деникин еще сражался за Северный  Кавказ,  но  положение  его  было
почти безнадежным.
     С точки зрения исторического материализма все происходило закономерно и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.