Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мысль: "Ну вот сейчас, еще минутка, встану и пойду...", а сам он все  глубже
и глубже проваливался в засасывающую трясину небытия.
     И  одновременно  --  ему  все  еще  казалось,  что он не спит, -- перед
закрытыми глазами начал разгораться летний радостный рассвет. Совершенно как
в раннем детстве, когда такое голубое  небо,  на  каждой  травинке  и  листе
лопуха  сверкают  крупные  капли  росы,  громко  свистят  и  чирикают птицы,
выбеленная известкой стена отсвечивасг  розовым,  сырая  земля  еще  холодит
босые  ноги,  но уже понятно, что через полчаса станет жарко от майского, но
уже горячего солнца. И вообще  сегодня  начинаются  первые  в  жизни  летние
каникулы...
     А  он  сам  сидит посередине необъятного, заросшего далматской ромашкой
послевоенного двора  на  ступеньке  итальянского  раскуроченного  трофейного
автобуса,  ну  а рядом мнет в пальцах папиросу Антон, теперь уже одегый не в
экзотический балахон, а по нормальной моде пятьдесят... ну, скажем,  шестого
года. Словно как в недавнем сне предыдущего уровня.
     Новиков   при  этом  чувствовал  себя  совершенно  взрослым  человеком,
помнящим все, что случилось до самого момента "засыпания", и отлично знал, о
чем хочет говорить с форзейлем.
     Но сначала он задал чисто технический вопрос:
     -- Отчего это их контакты начали осуществляться в  таком  вот  странном
антураже? Точнее -- для чего? Какой в этом психофизический смысл?
     --  Никакого,  -- честно ответил Антон. -- Просто эти слои твоей памяти
наименее загружены предрассудками и стереотипами.  Детство  --  оно  и  есть
детство.   Обостренно-эмоциональное   восприятие   мира,  сравнительно  мало
скепсиса и очень много свободных полей, которые при1одны для наложения новой
информации и активной ее переработки. Отчего, кстати, дети так легко изучают
иностранные языки. Поэтому и мне так легко создать здесь юну контакта.
     -- Принимается. Похоже на правду. Дальше. Каким временем мы располагаем
для обсуждения наших проблем?
     -- Сейчас -- неограниченным. Для твоего тела там время не движется.  Мы
пребываем в иных сферах.
     --  Приятно  слышать. Тогда объясняй, не торопясь: во что именно я влип
на этот раз?
     -- Знаешь, как бы тебе сказать... --  замялся  Антон.  --  Вообще-то  в
общепринятом смысле ты-уже умер..,
     Новикову  стало жутковато. Потому что поверил он форзейлю как-то сразу.
Сам, что ли, уже догадался, и требовалось просто, чтобы  кто-то  посторонний
произнес это вслух.
     --  Только ты не переживай, -- поспешил успокоить его Антон. -- В такой
ипостаси ты уже бывал...
     -- Тогда, что ли? В сталинский период?
     -- Конечно. Ведь что есть смерть? Прекращение  телесного  существования
материальной  оболочки  и переход духовной составляющей личности во всеобщий
информационный континуум...
     -- Вот хорошо. Услышишь наукообразную формулировку, и сразу  становится
легче.  А как же это все -- дом я ремонтировал, с Сильвией общался, тебя вот
отыскал  с  помощью  чисто  механического  устройства?  Для  покойников  это
нормально?
     --  Почему  же нет? Это для своей реальности в конкретных четырехмерных
координатах ты перестал быть, а в остальном...
     -- Тогда какая разница? В семнадцатом  веке  человек,  отправившийся  в
Америку  или Австралию, тоже переставал быть в тамошней системе координат. И
Робинзон точно так же умирал, да и  мы  все,  наконец,  относительно  своего
восемьдесят четвертого...
     Антона такая трактовка вопроса едва не поставила в тупик.
     --  Разница  есть,  ~  нашелся он. -- Они оставались в той же временной
координате и переставали существовать  для  своих  современников  только  по
причине отсутствия средств связи...
     --  Значит,  если  я  найду  способ связаться с ребятами, я уже не буду
покойником? -- Игра в софизмы служила сейчас Андрею своеобразным психическим

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.