Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мысль: "Ну вот сейчас, еще минутка, встану и пойду...", а сам он все  глубже
и глубже проваливался в засасывающую трясину небытия.
     И  одновременно  --  ему  все  еще  казалось,  что он не спит, -- перед
закрытыми глазами начал разгораться летний радостный рассвет. Совершенно как
в раннем детстве, когда такое голубое  небо,  на  каждой  травинке  и  листе
лопуха  сверкают  крупные  капли  росы,  громко  свистят  и  чирикают птицы,
выбеленная известкой стена отсвечивасг  розовым,  сырая  земля  еще  холодит
босые  ноги,  но уже понятно, что через полчаса станет жарко от майского, но
уже горячего солнца. И вообще  сегодня  начинаются  первые  в  жизни  летние
каникулы...
     А  он  сам  сидит посередине необъятного, заросшего далматской ромашкой
послевоенного двора  на  ступеньке  итальянского  раскуроченного  трофейного
автобуса,  ну  а рядом мнет в пальцах папиросу Антон, теперь уже одегый не в
экзотический балахон, а по нормальной моде пятьдесят... ну, скажем,  шестого
года. Словно как в недавнем сне предыдущего уровня.
     Новиков   при  этом  чувствовал  себя  совершенно  взрослым  человеком,
помнящим все, что случилось до самого момента "засыпания", и отлично знал, о
чем хочет говорить с форзейлем.
     Но сначала он задал чисто технический вопрос:
     -- Отчего это их контакты начали осуществляться в  таком  вот  странном
антураже? Точнее -- для чего? Какой в этом психофизический смысл?
     --  Никакого,  -- честно ответил Антон. -- Просто эти слои твоей памяти
наименее загружены предрассудками и стереотипами.  Детство  --  оно  и  есть
детство.   Обостренно-эмоциональное   восприятие   мира,  сравнительно  мало
скепсиса и очень много свободных полей, которые при1одны для наложения новой
информации и активной ее переработки. Отчего, кстати, дети так легко изучают
иностранные языки. Поэтому и мне так легко создать здесь юну контакта.
     -- Принимается. Похоже на правду. Дальше. Каким временем мы располагаем
для обсуждения наших проблем?
     -- Сейчас -- неограниченным. Для твоего тела там время не движется.  Мы
пребываем в иных сферах.
     --  Приятно  слышать. Тогда объясняй, не торопясь: во что именно я влип
на этот раз?
     -- Знаешь, как бы тебе сказать... --  замялся  Антон.  --  Вообще-то  в
общепринятом смысле ты-уже умер..,
     Новикову  стало жутковато. Потому что поверил он форзейлю как-то сразу.
Сам, что ли, уже догадался, и требовалось просто, чтобы  кто-то  посторонний
произнес это вслух.
     --  Только ты не переживай, -- поспешил успокоить его Антон. -- В такой
ипостаси ты уже бывал...
     -- Тогда, что ли? В сталинский период?
     -- Конечно. Ведь что есть смерть? Прекращение  телесного  существования
материальной  оболочки  и переход духовной составляющей личности во всеобщий
информационный континуум...
     -- Вот хорошо. Услышишь наукообразную формулировку, и сразу  становится
легче.  А как же это все -- дом я ремонтировал, с Сильвией общался, тебя вот
отыскал  с  помощью  чисто  механического  устройства?  Для  покойников  это
нормально?
     --  Почему  же нет? Это для своей реальности в конкретных четырехмерных
координатах ты перестал быть, а в остальном...
     -- Тогда какая разница? В семнадцатом  веке  человек,  отправившийся  в
Америку  или Австралию, тоже переставал быть в тамошней системе координат. И
Робинзон точно так же умирал, да и  мы  все,  наконец,  относительно  своего
восемьдесят четвертого...
     Антона такая трактовка вопроса едва не поставила в тупик.
     --  Разница  есть,  ~  нашелся он. -- Они оставались в той же временной
координате и переставали существовать  для  своих  современников  только  по
причине отсутствия средств связи...
     --  Значит,  если  я  найду  способ связаться с ребятами, я уже не буду
покойником? -- Игра в софизмы служила сейчас Андрею своеобразным психическим

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.