Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

задавать вопросы, отвечал, что на ходу ему лучше думается.
     Ходить по столице РСФСР и в самом деле было интересно. Нэп, объявленный
всего  месяц  назад,  уже  начал  приносить  первые  плоды.  Заколоченные  с
семнадцатого  года  витрины  лавок  и  магазинов  вновь открылись, в глубине
помещений наблюдалась энергичная деятельность, а некоторые уже  и  торговали
чем  придется. Неизвестно где спрятанными от реквизиций еще дореволюционными
товарами, продукцией оживившихся ремесленников и  коекакой  контрабандой  из
Прибалтики  и  Югороссии.  В садике напротив Большого театра и под Иверскими
воротами  юркие  молодые  люди  свистящим  шепотом   спрашивали   валюту   и
врангелевские  "колокольчики", на Сухаревке почти свободно продавали кокаин,
а по Петровке и Кузнецкому мосту защелкали каблучками первые прилично одетые
проститутки.
     Оттого и Сашке легко теперь было заниматься своими  тайными  делами.  В
отличие   от   сентябрьских   дней,   улицы  сейчас  были  полны  народу,  и
праздношатающегося, глазеющего  на  непривычно  полные  витрины  и  прилавки
ежедневно открывающихся магазинов, и занятого собственными делами.
     В  Верхних  торговых рядах, в Петровском и Лубянском пассажах появилось
столько подозрительных людей, что у ВЧК просто  не  хватало  агентов,  чтобы
отслеживать  каждого.  С  точки  зрения  партийных  и  чекистских ортодоксов
подозрительными стали практически все.
     Левашов смирился с тем,  что  Шульгин  все  активнее  и  беззастенчивее
вовлекает  его  в свои не совсем понятные игры. Тем более что неожиданно для
Олега верной сторонницей Сашкиных авантюр оказалась Лариса. Да  и  сама  она
проявляла  удивительный  политический энтузиазм. Заставила Левашова объявить
ее представительницей Международного Красного Креста, Комитета Лиги наций по
делам беженцев, Нансеновского комитета и  еще  нескольких  благотворительных
организаций,  вытребовать  под  это  дело  соседний  с  особняком деревянный
полутораэтажный  домик,  где  устроила  свой  якобы  офис  и  где  несколько
элегантных, заграничного вида молодых людей и барышень вели с десяти до трех
часов прием лиц, желающих репатриироваться в Югороссию, выяс-
     нить  судьбу исчезнувших в годы войны родственников или просто получить
вспомоществование под торопливо выдуманные  легенды.  В  приемной  постоянно
толпились десятки посетителей, а иногда очередь выстраивалась даже на улице.
Причем субсидии выплачивались только тем, кто мог доказать, что пострадал от
революции  и  большевизма  либо  сам  лично,  либо  его родственники, взятые
заложниками, репрессированные или  расстрелянные.  Это,  конечно,  не  могло
вызвать  радости  у  московских  властей,  когда сотни людей подробно, часто
документированно  излагали  международным  наблюдателям   тайны   "диктатуры
пролетариата".
     Но  любые  попытки советских властей препятствовать деятельности миссии
или преследовать ее посетителей вызывали очень  резкие  демарши  со  стороны
Левашова,  который  хоть  и  сочувствовал  коммунистам, но к нарушениям прав
человека относился еще нетерпимее, чем цинично настроенный Шульгин.
     Под  такой  "крышей"  Кирсанов  мог  работать  совершенно  спокойно  --
встречаться  с  агентурой,  получать  от  ничего не подозревающих просителей
нужную ему информацию, через Левашова обращаться с запросами о  судьбах  тех
или иных лиц в любое советское учреждение, II том числе и вЧК.
     Кроме тощ, в глубоких подвалах дома, которые прежний хозяин использовал
для хранения  скобяного  и  москательного  товара, бывший жандарм оборудовал
небольшую частную тюрьму, где по ночам, как требовали обычаи, он вел  долгие
и,  судя  по  всему,  эффективные  допросы  неизвестно  откуда  привозимых и
неизвестно куда потом исчезающих лиц.
     Шульгин понимал, что ротмистр ведет глубокую разработку порученных  его
заботам  пленников,  но  до поры о результатах его не спрашивал. Считал, что
профессионализма  Кирсанову  хватит,  а  когда   потребуется,   они   сумеют
согласовать позиции.
     и  с  Аграновым  он  до  поры не встречался, считая, что "воскресать из
мертвых" еще не время, лучше вселить в "друзей" уверенность,  что  все  идет
согласно  их  расчетам.  Зато  он  вытребовал  у  Берестина  еще  один взвод
рейнджеров, которых тоже разместил в Новодевичьем.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.