Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Ответ Муралова ему  не  понравился,  и  он  раздраженно  крутнул  ручку
индуктора,  дав  отбой.  Тоже  мне  Иисусик,  не  может  он  без достаточных
оснований начинать карательные операции. Мол, демобилизованные красноармейцы
просто пар выпускают, из тех, кто призывался в отошедших к белым  губерниях.
Ехать  им  некуда,  здесь землю получить не светит, местным и то не хватает,
вот и бузят...  А  начни  их  разгонять,  они  сорганизуются,  и  вот  тогда
действительно  беспорядков не избежать! Идиот, забыл, с чего семнадцатый год
начинался...
     По второму телефону Агранов говорил с  курировавплим  фронтовые  особые
отделы  и  Наркомат  иностранных  лел  Петерсом.  Этот  вроде  был абсолютно
надежен.
     -- Яков Христофорович (откуда, интересно, у чистокровного латыша  такое
имя-отчество?),  я  знаю, у тебя есть свои, лично тебе подчиненные конвойные
части. Не пора их ввести в дело? --  Он  вкратце  пересказал  коллегу  смысл
разговора с Мураловым, которого Потере сильное недолюбливал,
     Удовлетворившись  обещанием  привести  в  полную боевую готовность пять
укомплектованных  и  вооруженных  рот,  Агранов   стал   накручивать   ручку
очередного аппарата.
     Чрезвычайная  активность, которую развернул в этот туманный и тревожный
ноябрьский день именно он, а не  председатель  ГНУ  Менжинский,  объяснялась
просто.  Всю  свою  ставку  Яков  Саулович  сделал на Троцкого, был наиболее
последовательным исполнителем и координатором "октябрьского переворота", и в
случае победы оппозиции рассчитывать ему было не на что. Кроме как бежать  в
Белую Россию... '
     Он  начал  складывать  бумаги  в  папку. Через десять минут совещание у
Менжинского. Наверняка такое же бессмысленное, как два предыдущих... И вдруг
в голове Агранова что-то начало проясняться. А не прав ли,  на  самом  деле,
профессор  Удолин?  Буквально  до  нынешнего  момента  Яков  не воспринимают
всерьез  его  слишком  заумные,  шаманистые  высказывания...  Заставил  себя
поверить,  что повредился в уме старик от пьянства и одиночества. Или просто
цену себе набивал, наподобие всех прочих оракулов, чьи предсказания обретают
смысл только задним числом. Словно затмение нашло, в самом деле. Или...  Или
напустили на него это затмение, что ли?
     Вчера  под  вечер,  когда  от  сомнений и противоречия вых сведений шла
кругом  голова  и  курить  уже  было  невмоготу,  Агранов  вдруг  решительно
^отодвинул  бумаги,  вызвал автомобиль и приказал водителю ехать, не слишком
спеша, по Владимирке в сторону Измайлова.
     После того как профессора,  мистика  и  ясновидца,  похитил  из  хорошо
охраняемого  дома, точнее, маленькой надежной индивидуальной тюрьмы странный
полковник  Шульгин  и  после  того  как,  перевербовав  самого  Агранова   с
непонятной  до  сих  пор  целью,  вновь  исчез,  предоставив  их обоих своей
дальнейшей судьбе, Агранов  переселил  Константина  Васильевича  в  укромную
сторожку на лесном кордоне. Здесь Удолин уже не считал себя заключенным, тем
более  бежать  ему  было  некуда и незачем, он просто жил вдали от городской
суеты и опасностей переходного периода  на  попечении  пожилого  егеря.  Они
коротали  время в прогулках по лесу, долгих неспешных разговорах о природе и
звериных повадках, профессор от скуки писал длинные, не совсем понятные даже
ему самому трактаты о дзен-буддизме, а ненастными вечерами у русской печи со
стаканом  самогона  в  одной  руке  и  козьей  ножкой  в  другой   разъяснял
собеседнику  разницу  между гвельфами и гибеллинами. И каждый находил в этом
свое удовольствие и интерес.
     Агранов, как всегда, привез профессору большой пакет с  деликатесами  и
несколько  заказанных  им  книг.  Из веЖЛИВОСТИ поговорили минут двадцать об
обычных при  встрече  столичного  жителя  с  провинциалом  вещах,  както:  о
последних  декретах  власти,  о  ценах  на хлеб и ливерную колбасу в системе
свободной торговли, о слухах насчет предстоящей отмены "сухого закона"  и  о
том,   что   в   театре   Вахтангова  готовится  какая-то  невероятно  новая
постановка...  Затем  егерь  деликатно  прокашлялся  после  третьей  рюмочки
чистого  медицинского и, закинув на плечо ремень старой берданки, отправился
пройтись по участку, посмотреть, не рубят ли окончательно потерявшие стыд  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.