Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Ответ Муралова ему  не  понравился,  и  он  раздраженно  крутнул  ручку
индуктора,  дав  отбой.  Тоже  мне  Иисусик,  не  может  он  без достаточных
оснований начинать карательные операции. Мол, демобилизованные красноармейцы
просто пар выпускают, из тех, кто призывался в отошедших к белым  губерниях.
Ехать  им  некуда,  здесь землю получить не светит, местным и то не хватает,
вот и бузят...  А  начни  их  разгонять,  они  сорганизуются,  и  вот  тогда
действительно  беспорядков не избежать! Идиот, забыл, с чего семнадцатый год
начинался...
     По второму телефону Агранов говорил с  курировавплим  фронтовые  особые
отделы  и  Наркомат  иностранных  лел  Петерсом.  Этот  вроде  был абсолютно
надежен.
     -- Яков Христофорович (откуда, интересно, у чистокровного латыша  такое
имя-отчество?),  я  знаю, у тебя есть свои, лично тебе подчиненные конвойные
части. Не пора их ввести в дело? --  Он  вкратце  пересказал  коллегу  смысл
разговора с Мураловым, которого Потере сильное недолюбливал,
     Удовлетворившись  обещанием  привести  в  полную боевую готовность пять
укомплектованных  и  вооруженных  рот,  Агранов   стал   накручивать   ручку
очередного аппарата.
     Чрезвычайная  активность, которую развернул в этот туманный и тревожный
ноябрьский день именно он, а не  председатель  ГНУ  Менжинский,  объяснялась
просто.  Всю  свою  ставку  Яков  Саулович  сделал на Троцкого, был наиболее
последовательным исполнителем и координатором "октябрьского переворота", и в
случае победы оппозиции рассчитывать ему было не на что. Кроме как бежать  в
Белую Россию... '
     Он  начал  складывать  бумаги  в  папку. Через десять минут совещание у
Менжинского. Наверняка такое же бессмысленное, как два предыдущих... И вдруг
в голове Агранова что-то начало проясняться. А не прав ли,  на  самом  деле,
профессор  Удолин?  Буквально  до  нынешнего  момента  Яков  не воспринимают
всерьез  его  слишком  заумные,  шаманистые  высказывания...  Заставил  себя
поверить,  что повредился в уме старик от пьянства и одиночества. Или просто
цену себе набивал, наподобие всех прочих оракулов, чьи предсказания обретают
смысл только задним числом. Словно затмение нашло, в самом деле. Или...  Или
напустили на него это затмение, что ли?
     Вчера  под  вечер,  когда  от  сомнений и противоречия вых сведений шла
кругом  голова  и  курить  уже  было  невмоготу,  Агранов  вдруг  решительно
^отодвинул  бумаги,  вызвал автомобиль и приказал водителю ехать, не слишком
спеша, по Владимирке в сторону Измайлова.
     После того как профессора,  мистика  и  ясновидца,  похитил  из  хорошо
охраняемого  дома, точнее, маленькой надежной индивидуальной тюрьмы странный
полковник  Шульгин  и  после  того  как,  перевербовав  самого  Агранова   с
непонятной  до  сих  пор  целью,  вновь  исчез,  предоставив  их обоих своей
дальнейшей судьбе, Агранов  переселил  Константина  Васильевича  в  укромную
сторожку на лесном кордоне. Здесь Удолин уже не считал себя заключенным, тем
более  бежать  ему  было  некуда и незачем, он просто жил вдали от городской
суеты и опасностей переходного периода  на  попечении  пожилого  егеря.  Они
коротали  время в прогулках по лесу, долгих неспешных разговорах о природе и
звериных повадках, профессор от скуки писал длинные, не совсем понятные даже
ему самому трактаты о дзен-буддизме, а ненастными вечерами у русской печи со
стаканом  самогона  в  одной  руке  и  козьей  ножкой  в  другой   разъяснял
собеседнику  разницу  между гвельфами и гибеллинами. И каждый находил в этом
свое удовольствие и интерес.
     Агранов, как всегда, привез профессору большой пакет с  деликатесами  и
несколько  заказанных  им  книг.  Из веЖЛИВОСТИ поговорили минут двадцать об
обычных при  встрече  столичного  жителя  с  провинциалом  вещах,  както:  о
последних  декретах  власти,  о  ценах  на хлеб и ливерную колбасу в системе
свободной торговли, о слухах насчет предстоящей отмены "сухого закона"  и  о
том,   что   в   театре   Вахтангова  готовится  какая-то  невероятно  новая
постановка...  Затем  егерь  деликатно  прокашлялся  после  третьей  рюмочки
чистого  медицинского и, закинув на плечо ремень старой берданки, отправился
пройтись по участку, посмотреть, не рубят ли окончательно потерявшие стыд  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.