Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

рискует вытащить, наверняка отобьют охоту вскоре повторить атаку.
     Отдаленная  стрельба  доносилась  из  центра   и,   судя   по   звукам,
распространялась  от  Арбатской  площади  к Кремлю и дальше в Замоскворечье.
Похоже, заварушка в городе разворачивалась всерьез. Рудникова это  радовало.
Раз в Москве почти нет наших, значит, красные бьют друг друга.
     Он  по-пластунски  отполз  метров  на тридцать назад, приподнял голову,
убедился, что нападающим его уже не  увидеть,  стремительно  перекатился  на
другую  сторону бульвара. Теперь он оказался в тылу у неприятеля. Оставалось
выяснить, где сейчас находится и что  делает  поручик  Татаров.  В  туманных
сумерках  сигнала ему, конечно, подать не удастся, но капитан надеялся, что,
когда он начнет действовать, тот поддержит его огнем. Так где же Басманов  и
его люди, однако?
     Басманова,  к  сожалению,  в монастыре не оказалось. Но дежурный офицер
помнил Агранова  по  октябрьским  событиям,  когда  они  вместе  захватывали
Большой  театр,  да  и  пароль гость назвал правильный. Чекист появился не в
самый подходящий момент, штурмовая группа как раз  начинала  посадку  в  три
открытых  "Доджа"  -- других машин у них не имелось, -- поэтому с оружием, в
тяжелых бронежилетах, обвешанные  снаряжением,  в  каждый  автомобиль  могло
поместиться  едва  по  семь-восемь  человек.  Дежурный  по тону Рудникова не
понял, какова срочность вызова, поэтому офицеры рассаживались по машинам, не
слишком торопясь, с шуточками, как при выезде на обычное патрулирование.
     Агранов, не сообщая главного, да он пока и  сам  не  знал,  в  чем  это
главное  заключается,  попытался  объяснить  офицеру в пятнистой серо-черной
куртке, весьма  удобной  для  действий  в  вечернем  городе,  что  ожидаются
серьезные  беспорядки,  способные  в  результате  привести к очередной смене
власти и возобновлению гражданской войны, и что искренние сторонники мира  и
согласия  крайне  нуждаются  в  помощи  господ  офицеров, которые уже внесли
определенный вклад...
     Офицер слушал чекиста без особого интереса. Ему, как и Рудникову, чужды
были проблемы большой политики , и он тоже  с  интересом  понаблюдал  бы  за
разборками  в  стане  врага.  Из  гимназического  курса  он кое-что помнил о
Французской революции и считал, что, когда  революционеры  начинают  убивать
друг    друга,   это   быстрее   приводит   к   восстановлению   нормального
государственного порядка.
     -- Знаете, товарищ, -- ответил наконец он, растирая подошвой окурок, --
зря вы мне все это  рассказываете.  Я  имею  сейчас  другой  приказ  и  буду
выполнять именно его. А о высоких материях вы с полковником побеседуете...
     -- Да где же я его буду сейчас искать? "~ чуть не в отчаянии воскликнул
Агранов.
     Офицер пожал плечами. И, уже садясь в машину, бросил через плечо:
     -- Если хотите, езжайте за нами. Там есть кому вас выслушать...
     Рудников  еще  раз  взглянул  на  часы,  выругался  беззвучно  и поднял
автомат.  Сколько  можно  ждать,  в  концето  концов?  Глядишь,  к   красным
подкрепление раньше подоспеет.
     Темнеющие  в  тумане  фигуры  виднелись  расплывчато,  зато  позиция  у
капитана была замечательная. Он  откинул  металлический  приклад,  вжал  его
затыльник  в  плечо  и  выпустил  первую  прицельную очередь. Рудников любил
убивать. Вернее, он любил стрелять и попадать во врагов, как другим нравится
стендовая стрельба или утиная охота. Чувство это пришло к нему постепенно.
     До конца пятнадцатого года  тогдашний  Рудников,  способный  и  в  меру
настырный  молодой  человек,  удовлетворял  свою любовь к сильным ощущениям,
работая  репортером  уголовной  хроники,  а  когда  подошло  время   и   ему
призываться  в действующую армию, решил, что кормить вшей в окопах наравне с
деревенскими ваньками и митьками ему, человеку образованному, как  бы  и  не
пристало.  И  он  подал  прошение  о  зачислении  в Отдельные гардемаринские
классы. Все-таки учиться два года, а после выпуска надеть  белый  кителек  с
золотыми погонами, а не грубую рыжую шинель.
     С  классами  что-то  не  заладилось; или морских офицеров на тот момент
имелся избыток, или просто не  понравился  Виктор  Рудников  своим  обличьем
воинскому  начальнику.  Однако  и  вольноопределяющимся  он  тоже не стал, а

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.