Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

направился в школу прапорщиков обучаться премудростям  кавалерийской  науки.
Через  полгода  приколол  по  звездочке  на  каждый погон и отбыл с маршевым
эскадроном на Кавказский фронт.
     Попал он в конную разведку драгунского полка, только вместо лихих  атак
и  рейдов служба ему выпала совсем другая. Во время осады Карса, где коннице
негде было разгуляться, двадцатитрехлетний прапорщик  нашел  себя  совсем  в
другом  качестве.  Любившие  его  за  простоту  нрава  и умение рассказывать
занимательные истории из жизни воровского мира, драгуны как-то подарили  ему
трофейную винтовку "ли-энфильд" с оптическим прицелом.
     За  первый  десяток  турок  Рудников получил "Анну" четвертой степени и
красный темляк на шашку, за второй -- "Владимира" и  звездочки  подпоручика.
Стрелял он аккуратно и точно, убедившись в своем мастерстве, не столько даже
убивал,  как старался грамотно ранить -- в живот, в бедро, в колено. И греха
на душу не брал, и возни противнику в зимних горах с раненым  в  десять  раз
больше, чем с убитым.
     Летом   семнадцатого,   уже   в   Трапезунде,   он  стал  поручиком,  и
главнокомандующий  Кавказской  армией  великий  князь   Николай   Николаевич
приколол ему на китель заветный георгиевский крестик с белой эмалью.
     Впереди  мерещились  скалы  Босфора  и  капитанские  погоны.  Почему  и
воспринял он октябрьский переворот как личное оскорбление.
     Дальше понятно -- в поезде  со  своими  драгунами  до  Ростова,  Первый
Кубанский  поход  с Корниловым и Алексеевым. Его профессия снайпера здесь не
годилась, потому что маневренная гражданская война значительно отличается от
позиционной и не дает времени тщательно целиться, Рудникову пришлось перейти
на службу в контрразведку, где он два года в меру  сил  отвечал  на  красный
террор  белым террором, пока не оказался как-то совсем неожиданно в Стамбуле
в качестве эмигранта. Еще через три месяца его взял к себе в  отряд  капитан
Басманов.
     "АКСУ" не "ли-энфильд", но и расстояние до цели здесь было не верста, а
два десятка  метров.  Не  расстреляв даже первого магазина. Рудников положил
насмерть человек пять-шесть, а возможно, и больше. Ему немножко смешно  было
наблюдать,  как  неуклюжие  вояки,  двигаясь.  словно  водолазы  на глубине,
пытались повернуть в его сторону свои  никчемные  винтовки.  За  время,  что
требовалось  красноармейцу,  чтобы  просто  передернуть  затвор,  он успевал
короткими бросками то отскочить за дерево, то через тротуар, в глубокую нишу
калитки, врезанную в желтый каменный забор, выстрелить от  бедра  навскидку,
стремительно  сменить  рожок и дать еще пару убийственных очередей. Да тут и
поручик Татаров  сообразил  наконец,  что  пришло  его  время,  из  грамотно
выбранного  укрытия  открыл  редкий,  но  точный огонь из своего "стечкина".
Разгром, что называется, был полный.
     Не забыв за азартной огневой работой и  о  других  своих  обязанностях,
капитан  увидел,  как  метнулся,  пригибаясь,  к  своему грузовику человек в
блестящей от туманной мороси кожанке, с наганом в руке.  Начальник,  значит.
Над  ухом  Рудникова  свистнуло  несколько  пуль  сразу,  но  он  не обратил
внимания. Оттолкнулся  плечом  от  решетчатог  телеграфного  столба,  возник
внезапно   на   пути   берущего,   отбил  прикладом  вскинувшийся  навстречу
револьверный ствол и со всей классовой ненавистью ударил противника тяжелым,
как кистень, кулаком в ухо.  'Попросту,  без  всяких  экзотических  изысков.
Перехватил  падающего  за руку, резко рванул с поворотом. Отчетливо хрустнул
плечевой сустав. И только уже подмяв под себя  языка",  услышал  характерный
звук ревущих на предельных оборотах "доджевских" моторов.
     Агранову  с трудом удалось убедить Рудникова пока не выходить со своими
людьми  за  пределы  Арбатской  площади.  Распаленный  боем  капитан  рвался
немедленно  тойтись  по центру города "огненной метлой", как он выразился, и
показать, кто здесь настоящий хозяин. Ему это определенно бы удалось, чекист
уже видел белых рейнджеров в деле. Но такая  акция  могла  спутать  все  его
далеко идущие планы.
     --  Мы вас сделаем комендантом Москвы, господин капитан, -- уговаривают
он Рудникова, -- только нужно подождать, совсем немного. И разыщите  наконец
своего  полковника,  как  без  его  приказа  принимать  столь  ответственные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.