Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

суток.  И  ты сам с Сильвией... У нас две недели прошли, а в Лондоне -- один
день.  Наверное,  мы  своими  вмешательствами  так  реальности  раскачали...
Прекращать это надо, пока не поздно...
     -- Пусть так, -- сказал Воронцов после долгого молчания. -- Пусть едет.
Лишь бы привез. Я даже не знаю, что это будет, если адмирал вернется. Только
как ты его убедишь? Был Верховный -- и снова в просто комфлоты, в подчинение
Врангелю? Не знаю...
     --  Брось,  Дима.  Ты  правильно сказал, лишь бы живым был, а уж убедим
как-нибудь. Если для него личные амбиции -- не главное. Да если и главное --
все равно что-нибудь придумаем. Как говорил генерал Корнилов, другого выхода
нет... После ужина они поднялись на палубу. Холодный ветер близкого  декабря
дул  резко  и  порывисто, даже в плотном шерстяном кителе терпеть его порывы
больше нескольких минут было неприятно. А женщины стояли в тонких  колготках
и открытых платьях...
     --  Вы,  девчата,  спускайтесь  к себе, мы подойдем, -- тронул Ирину за
локоть Новиков. -- Парой слов еще перекинемся -- и все.
     Остались вдвоем, прячась  от  летящих  из-за  Мекензисвых  гор  клочьев
холодного  тумана,  отошли за теплую трубу машинного вентилятора. Присели на
деревянное ограждение светового люка.
     -- Я о чем порассуждать хотел, -- сказал Воронцов. -- Нн о практических
вопросах, их было до хрена и будет, а так... Вообще. Ты "Капитальный ремонт"
Соболева читал?
     ~ А как же! Раз десять, до сих пор жалею, что до конца не дописан...
     --  Что  автор  здесь  живет,  красным  служит  и  пока,  напорное,   о
писательстве не помышляет, тоже знаешь?
     Новиков  удивился  самой  постановке  вопроса.  Еще  бы не знать! Много
исторических личностей сейчас живет, не помышляя  о  своей  будущей  судьбе.
Причем  неизliccTHO,  каждый  ли  станет таковой в нынешних обстоятельствах.
Хотя Соболев  может  остаться  писателем  и  здесь,  только  слегка  изменит
ориентиры.  А  еще  и  Исаков сейчас у красных служит, на Каспийском море, и
Колбасьев...
     -- Ну не здесь, наверное, в Питере. В чем смысл вопроса?
     -- Да ни в чем особенном. О флотах и людях  заговорили,  вот  на  ум  и
пришло.  Давно  меня  мысль  мучила:  почему  он за сорок лет так и не сумел
три-четыре сотни страниц написать о вопросе, который так хорошо знал? Первой
частью до сих пор зачитываемся, а других не дождались,  хотя  тот  же  автор
шеститомник  всякого  мусора  в  итоге  изваял  -- "Зеленый луч", рассказики
конъюнктурные, статьи и очерки...
     -- Ну? -- повторил Новиков. Сам он к Соболеву, Герою  Социалистического
Труда,  депутату  Верховного  Сонета,  секретарю Союза писателей и активному
участнику  (всяческих  партийных   кампаний   по   борьбе   с   писательским
вольномыслием, относился отрицательно. Заведомо отделяя талантливый роман от
личности  его  автора.  Не первый случай в истории. Доходили до него слухи о
слишком уж подчеркнутой ортодоксальности Леонида  Сергеевича.  Хотя  были  и
другие  слухи,  что  многим  помогал,  невзирая  на  провинности.  Как в том
анекдоте: "Добрый дядя, конфетку дал. А мог бы и зарезать".
     -- Он просто понял, что совесть не  позволяет  дальше  ,  писать.  Пока
верил  в  правоту  красного  дела -- сумел коечто выразить и изобразить. А с
течением времени осознал, что правды не напишешь, а врать -- противно.  Взял
и просто бросил...
     --  Странно. Катаев, к примеру, когда врать уж очень сильно не захотел,
переключился на "Белеет парус одинекий". Тоже брехня, но для детей как бы  и
можно. Пересидел смутное время и опять самовыражаться начал: "Кубик", "Трава
забвения" и прочее...
     Внезапно  возникший литературный разговор явно обоим понравился. Совсем
другое дело, чем все время о войне да о большой политике.
     -- Катаев, во-первых, на шесть лет раньше родился, умнее был, наверное,
или характер другой, во-вторых, прожил почти на двадцать лет дольше. То есть
совсем другой запас прочности.  Или  здорового  цинизма.  А  этот  сломался.
Писать  что  хочу  нельзя, вариантов в жизни не предвидится, так и пущусь во

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.