Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

признания незыблемости частной собственности. Японские войска эвакуировались
из Забайкалья,  Семенов  отступил  в  Маньчжурию,  и  формально  независимая
"буферная  республика"  фактически  превратилась  в  вассальное государство,
руководимое дирек торами ЦК РКП и Наркоминдела РСФСР.
     Экспедиция Шульгина официально считалась секретной, но  все,  кого  это
хоть  в  малой  степени интересовало, знали, что Народно-революционная армия
ДВР  организационно  является  Отдельной  армией  Советской  России,  и  для
оказания  ей  практической  помощи  Реввоенсовет  направляет  в  Читу группу
советников и военспецов.
     Двое суток ушло на сборы, формирование эшелона,  погрузку  припасов  на
долгий,  неизвестно  что  сулящий  путь.  Шульгин догадывался, что предстоит
отнюдь не легкая прогулка -- пять суток туда, столько же обратно и пару дней
на решение всех вопросов с иркутскими товарищами.
     Это вам не мирное советское  время  и  не  знаменитый,  всегда  ходящий
строго  по графику экспресс "Россия". Поэтому он положил себе срок -- месяц.
Только  что  закончившаяся  война,  разруха,  изношенная  до  предела  нитка
единственного железнодорожного пути, нехватка чего угодно, начиная от угля и
какого-нибудь некстати лопнувшего подшипника. Но он имел вкус именно к таким
вещам  --  сборам  в  долгие  путешествия,  составлению списков снаряжения и
припасов, моделированию самых  невероятных  ситуаций,  могущих  сложиться  в
пути.
     Да и помощники у него были подходящие. Он взял с собой боевую группу из
тридцати   офицеров   во   главе  с  подполковником  Мальцевым,  великолепно
зарекомендовавшим себя во всех делах от Стамбула и до последней  операции  в
Москве,  жандарма  Кирсанова,  с  которым  последнее  время  как-то  странно
сдружился -- оба  чувствовали  взаимную  симпатию,  видимо,  из-за  сходства
характеров, и одновременно глубоко спрятанное недоверие. Кирсанов, возможно,
оттого, что не мог до конца понять смысл деятельности Шульгина с товарищами,
а  Сашка  ощущал  в капитане пока неясное ему психологическое несоответствие
между внешностью, биографией и манерой поведения.
     Кроме того, Воронцов подобрал ему группу  из  пяти  флотских  офицеров,
лично  знакомых  с  адмиралом,  причем  капитан  первого  ранга Кетлинский в
шестнадцатом году служил у Колчака флаг-офицером,  а  двое  --  в  Сибирской
бригаде  морских  стрелков контр-адмирала Старка, которая готовилась оказать
сопротивление и большевикам, и чехам накануне гнусного предательства, но сам
Колчак запретил, не желая лишнего кровопролития.
     После ареста адмирала офицеры сумели  пробраться  через  Красноводск  и
Баку  в  Крым. Маршрут их нынешнего путешествия не мог не вызвать у моряков,
столь  тесно  связанных  с  трагическими  событиями  прошлогоднего  декабря,
естественных  ассоциаций,  и  Шульгину  пришлось  поддерживать  предложенную
Воронцовым легенду о Владивостоке как  конечной  цели  экспедиции  и  планах
организовать  оттуда  эвакуацию  офицеров, а по возможности и части кораблей
Сибирской флотилии на Черное море.
     Выехали ранним метельным и морозным утром. Впереди двигался, густо дымя
трубами сразу двух паровозов, бронепоезд. Бронеплощадки с  четырьмя  горными
стосемимиллиметровыми  орудиями  и  десятью  пулеметами, классные вагоны для
штаба и команды, двухосные теплушки с боеприпасами и  двухнедельным  запасом
продовольствия.  Шульгин, конечно, мог бы обернуться только на своем поезде,
но "броненосец железных дорог", несущи и на  борту  имя  "Роза  Люксембург",
исписанный  революционными  лозунгами  и  призывами,  в том числе почему-то:
"Смерть палачам за казнь  лейтенанта  Шмидта"  логичнее  было  бы  требовать
смерти  палачам  той  самой Розы, имя которой носил бронепоезд), сам по себе
внушал уважение окружающим  и  служил  достаточным  гарантом  от  повторения
недавнего   инцидента   с  нападением  на  поезд  Шульгина  англо-советского
диверсионного отряда. Несмотря на принятые  меры,  агрессивность  зарубежиых
друзей  в  ближайшее  время  должна была только возрасти. Просто потому, что
логика исторического процесса не оставляла его  участникам  другого  выхода.
Вопрос только в том, в какие формы выльется их активность на этот раз.
     Поезд  Шульгина  из  бронированного  салона,  двух пассажирских вагонов
первого класса, пулеметной бронеплощадки и теплушки  с  припасами,  влекомый

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.