Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

февраля ни разу не был.
     --  Вот и весь сказ. Сделай так, чтобы недели две никто ничего не знал,
а там по обстоятельствам. Можем  из  Москвы  на  имя  Сибревкома  телеграмму
прислать:  "Объект  доставлен в целости, благодарим за образцовое выполнение
задания".
     ...Ехали недалеко, но долго. Дорога была сильно  переметена  снегом,  и
автомобиль часто буксовал. Хорошо еще, что водитель догадался надеть цепи на
задние  колесо.  Верстах  в  сорока  от  Иркутска в сторону Усолья на холме,
окруженном густым сосновым бором, стоял совсем небольшой монастырь.  Монахов
в  нем  давно  уже  не  было,  населяли  его два десятка латышей и мадьяр из
Интернационального полка и  человек  шесть  штатской  обслуги.  Еще  четверо
пожилых ко всему равнодушных надзирателей, лет по двадцать пять прослуживших
в знаменитом Иркутском централе которым давно было все равно, кого охранять.
Да  они  и не знали, кто содержится в одиночке, под которую приспособили две
смежные сводчатые  кельи.  Телевидения  в  то  время  не  было,  кинохроники
практически  тоже, а если попадались кому из них года полтора назад газеты с
портретом Колчака, так узнать в нынешнем узнике бывшего Верховного правителя
с тремя черными орлами на широких погонах было бы затруднительно даже хорошо
знавшим его людям. Самому же адмиралу было строжайше приказано своего  имени
не   называть.  И  вообще  не  вступать  с  надзирателями  в  разговоры,  за
исключением чисто бытовых и необходимых.
     -- Вы бы еще железную маску на меня надели,  --  сказал  он  иронически
Чудновскому.Еще весной
     --  Надо  будет  --  наденем. И не только на вас. Колчак догадался, что
чекист (все они для  него  были  чекисты),  говорит  о  Тимиревой,  об  Анне
Васильевне. И замолчал.
     ...Сегодняшний  день  начался,  как  обычно,  как  любой из прошедших в
бессудном и бессрочном заключении трехсот прпдыдущих. Тянулись они то быстор
-- летом,когда разрешалось гулять без ограничений  по  выходящей  в  сторону
Ангары  крытой  галерее,  то  удручающе  медленно.Физическую  форму  адмирал
поддерживал лишь колкой дров и многочасовым  кружением  по  камере.Остальное
время читал -- исключительно церковные книги, других в монастыре не имелось,
а    газет    не    давали,   или,   лежа   на   спине   и   закутавшись   в
шубу,вспоминал.Недолгие дни  своего  правления  --  изредка,  предвоенные  и
военные годы -- постоянно.
     Он  не  знал,  для  чего  его здесь держат, предполагал, что в ожидании
суда.Не знал и о том, когда таковой состоится.Может  быть,  после  окончания
гражданской  войны.В  исходе  ее  адмирал  не  сомневался.Что  происходило в
Сибири, он видел сам,последняя дошедшая до него сводка с деникинского фронта
(в январе двадцатого) говорила о начавшейся и там катастрофе.
     Допрашивали его после  перевода  в  монастырь  всего  три-четыре  раза.
Спрашивали  только  о  золоте,другое  чекиста  Васильева  не интересовало. С
удручающей обоих монотонностью повторялись те  же  самые  вопросы  и  ответы
адмирала.
     --  Нет,не знаю, после Нижнеудинска лично вагонов не видел. Обращайтесь
к Жанену и Сыровому. Они с Васильевым, кажется,  разобрали  по  метрам  весь
маршрут  от  станции  Татарской,  где  после  столкновения  поездов "золотой
эшелон" был переформирован, до Иннокентьевской, кде Колчака арестовали чехи.
     -- Союзники сопровождали эшелон,  с  них  и  спрашивайте.  --  На  этой
позиции Колчак стоял твердо.
     ... В камере было холодно. В окне, забранном толстыми, в руку, прутьями
решетки,  косо  летели крупные снежинки,дымоходы от ветра стонали тоскливо и
нудно. Колчака познабливало.Ему казалось, чо он заболевает. Ну и черт с ним,
какая разница!..
     Вдалеке, на узкой, "архиерейской" ,  как  здесь  ее  называли,  дороге,
связывающей  монастырь  с Сибирским трактом, послышался забытый звук.Похожий
на завывание автомобильного мотора.
     Адмирал  прижал  ладонь  к  нижней  части  оконного  стекла,  протаивая
смотроваой  глазок. Увидел в перспективе просеки черного жука, барахтающегоя
в снегу, как в тарелке со сметаной.Опять наверное,  будет  допрос.  Провизию

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.