Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

самолет  и,  почти  цепляясь  за  гребни  волн,  пошел в атаку на начинающий
поворот миноносец. С мостика  были  видны  только  сверкающий,  стремительно
приближающийся диск винта перед капотом и тонкие черточки крыльев.
     Буквально  в  полусотне  метров  от  борта, когда казалось, что самолет
неизбежно врежется в корабль, "Чайка" встала на дыбы и  сумасшедшей  горкой,
выставив вперед округлое, как у осетра, брюхо, пронеслась над мостиком, едва
не сорвав хвостовым колесом натянутую между мачтами антенну.
     Сброшенный  вместо бомбы пластиковый мешок, наполненный густой масляной
краской,  продолжая  заданную  самолетом  траекторию,  ударил  на   огромной
скорости   в   борт  "Пылкого",  лопнул,  разбиваясь  "в  мелкие  дребезги".
Напряженная сталь корпуса загудела, как  шаманский  бубен.  Между  второй  и
третьей  трубами возникла громадная кровавая клякса. Тяжелые брызги долетели
даже до мостика...
     -- Вот мерзавец! --  искренне  выругался  Воронцов,  пытаясь  перчаткой
стереть  каплю  сурика с адмиральского орла на погоне Колчака. --~ Фокусы он
нам показывает! Однако лихо.  Такая  штука,  ваше  высокопревосходительство,
называется   топмачтовым   бомбометанием.   Если  бы  сейчас  была  сброшена
полутонная или даже двухсоткилограммовая бомба, то неизвестно,  сохранил  бы
боеспособность  даже  какой-нибудь солидный крейсер, а при особенной удаче и
"Айрон Дюк" можно уничтожить. Были прецеденты...
     С затихающим гулом моторов истребители ушли в сторону аэродрома.
     Командир  эсминца  кавторанг  Кублицкий  перебросил   ручки   машинного
телеграфа  на  "средний  ход" и вышел из рубки, чтобы тоже принять участие в
разговоре.
     -- И вот ведь, Александр Васильевич, -- продолжил Воронцов. -- Когда вы
служили в Порт-Артуре, никаких аэропланов вообще в  природе  не  было,  а  в
мировую  войну  их  летали уже сотни. Что же вас удивляет сейчас? Не слишком
значительное улучшение тактико-технических данных и  только.  Была  скорость
сто пятьдесят километров в час, здесь у нас четыреста... Ничего особенного.
     --  Мне  кажется,  господин  Воронцов,  вы не правы. Перемены наступают
качественные. По крайней мере начиная с момента моего  освобождения.  Хотите
--  верьте,  хотите  -- нет, но у меня сложилось впечатление, что живем мы с
вами в каком-то другом мире. Мои офицеры собирались дать  вооруженный  отпор
чехословакам генерала Сырового, и тысяча закаленных бойцов против пяти тысяч
бывших  военнопленных,  вообразивших себя решающей силой на территории нашей
несчастной родины, ничего не сумела сделать...
     -- Почему не сумела, Александр Васильевич?  --  в  искреннем  удивлении
воскликнул Воронцов. -- Там же и делать-то нечего было! Они бы все сделали и
до  Владивостока  с боем дошли бы. Я прошу у вас прощения, но это вы не дали
им "добро" на решительные действия...
     Адмирал, неожиданно сгорбившись, отвернулся и пошел вниз по трапу.
     Крошечная кают-компания миноносца,  размерами  чуть  больше  пятнадцати
квадратных  метров,  с  двумя  узкими  диванчиками вдоль обеденного стола, с
приобретенным  стараниями  еще  тех,  царского  времени;  офицеров  ореховым
пианино  фирмы  "Юлиус  Блютнер",  с деревянными панелями переборок, которые
безвестный  мичман  украсил  выжженными  собственноручно   и   раскрашенными
цветными  лаками панно в древнерусском стиле, внезапно оказалась местом, где
Колчак сумел на равных разговаривать с капитаном Воронцовым.
     -- Вы хотите сказать, что я  трус,  Дмитрий  Сергеевич?  --  не  снимая
шинели, только положив рядом фуражку, усталым голосом спросил адмирал.
     --  Нет,  Александр  Васильевич.  Но вы принадлежите к тому типу людей,
которым проще умереть, чем предпринять по-настоящему решительные действия...
в нестандартной ситуации. Что  вы  и  продемонстрировали  между  октябрем  и
декабрем девятнадцатого года. В нормальной обстановке мировой войны вы умели
проявлять и мужество, и твердость, и незаурядный талант флотоводца. Этим вы,
кстати,  удивительно  похожи на покойного императора. В марте семнадцатого с
тремя надежными полками можно было смуту в неделю подавить...
     Воронцов  намеренно  был  жесток  (или  жесток).  Если  не   думать   о
"нравственных нормах" и не слушаться преследующих свой интерес придворных...
     --  Возможно,  очень возможно, господин капитан первого ранга. Однако я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.