Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

север.  Анклав,  состоящий  из  части  Азербайджана,  Ставрополья,  Кубани и
горских республик Северного Кавказа, уже полгода  существовал  автономно  от
РСФСР,  связанный  с ней только морским путем через Гурьев, и дальнейшая его
судьба требовала решения. У советского правительства было  два  варианта  --
договориться о передаче ему Астрахани и коридора вдоль Волги до Саратова или
воевать.  Врангелевские  же  дипломаты  предлагали  иное -- обмен территории
Северного Кавказа на равноценную в непосредственно  прилегающих  к  совдепии
областях.  У них сильным козырем была постоянная угроза казачьего восстания,
которое, несомненно, имело бы успех при одновременном наступлении Слащева от
Ростова  и  десантах  на  Тамань,  Новороссийск,  Туапсе.  Короче,  ситуация
складывалась  взрывоопасная, и Левашов прилагал титанические усилия и чудеса
макиавеллизма,  чтобы  не  допустить  такого  развития  событий.  Он  обещал
Троцкому  все  что  угодно  --  возврат в дополнение к первым восьми вагонам
остальной части "золотого  эшелона",  военную  помощь  против  туркестанских
сепаратистов,   неограниченные   поставки   продовольствия  и  ширпотреба  в
голодающие,  раздетые  и  разутые  советские  губернии  и  другие  не  менее
заманчивые  льготы и преференции. Пока Троцкий колебался, яростно торгуясь и
пытаясь шантажировать и Запад, и Юг.
     Олегу однажды даже пришлось как бы вскользь упомянуть, что напрасно Лев
Давыдович  столь  внимательно  прислушивается  к   посланцам   "загнивающего
капитализма". Пусть лучше вспомнит уроки не столь еще далекой мировой войны.
Обещать  Запад  умеет,  но  готов  ли  он,  а главное, в состоянии ли помочь
Советской республике, если отмобилизованные и  отдохнувшие  дивизии  Слащева
вздумают вдруг ударить по кратчайшему направлению на Москву?
     --  От  Лондона  до  Москвы  гораздо дальше, чем от Курска и Тамбова. А
Москва в качестве вашей столицы,  думаю,  не  в  пример  более  удобна,  чем
Архангельск или Вятка...
     Иногда,  если  удавалось,  они  собирались вчетвером: Новиков, Шульгин,
Берестин и Воронцов -- хорошая мужская компания -- и приглашали  к  себе  на
пароход  Врангеля. Петр Николаевич уже обжился и свыкся с ними, одновременно
как с друзьями и покровителями. Разница в возрасте у них была  небольшая  --
Верховному  правителю  недавно  исполнилось  сорок  два,  каждому  из них --
ненамного меньше. В эти годы разница в четыре-пять лет уже не воспринимается
как существенная.
     Генералу отвели роскошные апартаменты в ярусе кают  суперлюкс,  где  он
нередко   оставался   ночевать,  радуясь  возможности  хоть  один  вечер  не
чувствовать себя государственным деятелем.
     Играли в преферанс, выпивали понемногу, по заведенной традиции -- рюмку
за каждый сыгранный мизер. ну и разговаривали, конечно.  Любой  претендующий
на роль диктатора правитель страдает (если он умный и нормальный человек) от
невозможности  иметь  близких  друзей.  Здесь  у  Врангеля была великолепная
возможность -- ни один из претендующих на  его  дружбу  людей  ни  в  мачтой
степени  от  него  не  зависел  и, в свою очередь, не пытался навязывать ему
какие-то неприемлемые требования (в его понимании).
     Разговоры обычно складывались следующим образом.
     -- Ты, Петр Николаевич (на "ты" они  по  гвардейской  традиции  перешли
почти  сразу),  --  конечно,  самодержавный  правитель  и  диктатор,  мы это
одобряем и приветствуем. В твои дела лезть не собираемся. Но  давай  так  --
есть  у  тебя  хорошая  идея, излагай, в деньгах отказа не будет. Есть у нас
интересная мысль -- выслушай.  Подумай,  если  хочешь,  посоветуйся,  с  кем
нужно.  Не  будет  возражений  --  прими и помогай исполнить. Финансирование
опять же наше. И учти, мы тебе плохого не посоветуем. Сами заинтересованы.
     И согласие, как правило, достигалось. Например, Новиков, когда уже была
сыграна хорошая "сочинка"  --  до  ста  двадцати,  по  доллару  за  вист,  и
Верховный  правитель отчего-то опять был в большом выигрыше, сидя в глубоких
креслах у открытой двери кормового балкона,  раскуривая  сигару  и  подливая
всем под чашечку самолично сваренного геджасского кофе бенедиктинский ликер,
вдруг проговорил:
     --  А вот отчего бы нам, ваше высокопревосходительство, не установить в
твоей  Югороссии  совершенно  оригинальный  политический  режим?   Сочетание

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.