Случайный афоризм
Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

одиночке Святоотческих откровений, больше всего хотелось сейчас воскликнуть:
"Да минет меня чаша сия!"
     --  Другого  выхода нет, Александр Васильевич. Могу только в успокоение
вам добавить, что вы видели еще далеко не все  приготовленные  вашим  бывшим
союзникам сюрпризы.
     Адмирал  молча махнул рукой в тугой перчатке и отвернулся. Долго, минут
десять, молча наблюдал кильватерную струю за кормой броненосца,  смотрел  на
загроможденные  шлюпбалками, катерами и вельботами, раструбами вентиляторов,
скорострельными  пушками  шканцы   и   спардек   броненосца.   Может   быть,
представлял,  какой  здесь  начнется кромешный ад после попадания нескольких
пятнадцатидюймовых снарядов. Видел уже подобное в Порт-Артуре. И думают,  не
отказаться  ли,  пока  еще  есть  возможность, от навязываемой ему авантюры.
Потом снова обратился к Воронцову:
     -- Ну, я все понимаю. Вы решили в очередной раз изменить  ход  истории.
Скорее всего это у вас получится. Но на благо ли это будет?
     --  Не  совсем понял вашу мысль. Любое целенаправленное действие меняет
ход истории. Николай II  в  июле  четырнадцатого,  когда  принял  решение  о
мобилизации,  да и вы сами, согласившись возглавить белое движение. изменили
ее очень основательно, -- прикинулся простаком Дмитрий. -- Только удалившись
в скит и полностью порвав связь с миром, можно ухитриться никак не влиять на
исторические процессы. Да и то... Разве Александр 1, превратившись в  старца
Федора Кузьмича, не повлиял на судьбу России фактом своего в ней отсутствия,
а  также  сложившимися  вокруг  этого  легендами?  Я  говорю, конечно, не об
обывателях вроде Акакия Акакиевича, роль которых в мире исчезающе мала, а  о
людях  должного  уровня  и  способностей. И вообще, Александр Васильевич, вы
предполагаете, что существует абсолютно детерминированное, как чугун в форму
отлитое будущее, которое обязано наступить с непременностью восхода  солнца,
а  мы  неразумными  действиями  способны  таковому  помешать?  Но  если  оно
предопределено непреложно, так тем более...
     -- Вы понимаете, о чем я говорю, -- отмахнулся Колчак.  --  Вам  трудно
это представить, но год одиночества очень способствует прояснению мыслей. Не
зря  монахи  всех  вероисповеданий  считали уединение и молчание непременным
условием обретения святости... -- Он груст" но улыбнулся.  --  Или  хотя  бы
мудрости.  Что  касается  вашего  упрека,..  Я  действительно принял власть,
уповая, что такой шаг может помочь  спасти  Россию...  Еще  ничего  не  было
решено...  Вы  же...  Вы  довольно успешно меняете уже осуществившееся... --
Слов у адмирала явно не хватало, прежде  ему  не  приходилось  рассуждать  о
таких  предметах,  и  он нервно комкал в руке перчатку, пытаясь выразить то,
что существовало пока лишь в виде смутных ощущений. -- Мне кажется,  история
уже  свершила  свой суд. Я считаю, что все действительно важное случается не
тогда, когда становится очевидным фактом, а намного раньше,  когда  в  жизнь
входит непосредственная причина этого. Гражданская война была нами проиграна
летом девятнадцатого года. Остальное -- лишь затянувшаяся агония. Я исполнил
свою  партию  и... сошел со сцены. Так же и Врангель. На картах все видно. В
той обстановке, что сложилась в июле двадцатого, победить он не мог.  Однако
же... А сейчас...
     Воронцов  давно  знал,  что  рано  или  поздно такой умный человек, как
адмирал, догадается, осознает невозможность происходящего в России и мире  с
точки  зрения  нормальной  логики.  Но  поверить  в  это  не сможет. И будет
мучиться, искать разумные объяснения тому, чего объяснить не в силах.
     --...Сейчас, -- повторил Колчак, -- мы начали какую-то другую  историю.
Как  мало, однако, для такого поворота нужно! Почему людей, подобных вам, не
оказалось в России шесть лет назад?
     -- Они наверняка были, Александр Васильевич. Только вот...  Помните,  у
Пруткова:  "Каждый  человек необходимо приносит пользу, будучи употреблен на
своем месте". И мы тоже.  Нам  пришлось  реализовывать  свои  способности  в
других местах, пока не представилась наконец возможность применить их здесь.
Да  вот  хотя  бы  и вас взять. Уверен, что за пятнадцать лет вы не особенно
поумнели... -- Воронцов уловил метнувшееся в глазах адмирала  возмущение  (в
то  время в таком стиле говорить с особами его ранга было недопустимо) и тут

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.