Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Конечно,  никаких  тайн  за  те десять-пятнадцать минут, что их вели по
коридорам, подвесным галереям и пандусам, Новиков не раскрыл,  но  и  самого
поверхностного  взгляда  оказалось достаточно, чтобы убедиться в потрясающей
чуждости этой цивилизации.
     Стало понятно даже, отчего так легко Ирина забыла о своем  служебном  и
расовом  долге,  перейдя  на  сторону землян. Слишком глубокой реконструкции
пришлось подвергнуться ее организму и мозгу, чтобы существовать  и  работать
на  Земле.  И оказалось достаточно малейшего сбоя в программе перестройки ее
фенотипа, чтобы она осознала себя истинно земной женщиной, ощутив  к  бывшим
соотечественникам  неприязнь и даже страх. Наверное, то же самое случилось и
с  Сильвией.  Чем-то  происшедшее  с  аггрианскими  резидентками  напоминало
метаморфозу,  случавшуюся  с воспитанными за "железным занавесом" советскими
гражданами, попадавшими в свободный мир. Чем более тонким и независимым умом
они обладали от природы, тем быстрее разочаровывались в идеалах социализма и
превращались в невозвращенцев.
     Если только -- Новиков вновь вернулся к одной из своих гипотез -- Ирина
и Сильвия  вообще  изначально  не  аггрианки,  а  специально  выращенные  из
эмбрионов  обычные  земные  женщины,  только  снабженные  ложной  памятью  и
выходящими за пределы нормы физическими  качествами:  эталонной  внешностью,
практически   вечной   молодостью,   суперэффективной   нервной  и  мышечной
системами.
     А станция действительно казалась...  как  бы  это  лучше  выразиться...
порождением навеянных порцией ЛСД галлюцинаций.
     Прежде  всего чудовищной была ее геометрия. Некоторое впечатление о ней
могли бы дать рисунки  Мориса  Эшера.  Стыкующиеся  под  немыслимыми  углами
плоскости   стен,  вызывающие  головокружение  изгибы  лестниц,  перспектива
коридоров, одновременно прямая и обратная, и много  еще  всяческих  изысков.
Параллельные прямые, естественно, пересекались, причем не в бесконечности, а
в  пределах  поля  зрения.  Вода  тут  наверняка  должна  была течь вверх, а
подняться с этажа на этаж ' можно было, съезжая вниз по перилам. По  крайней
мере  такое  впечатление у Новикова сложилось очень скоро. О таких пустяках,
как совершенно абсурдная цветовая гамма,  нечего  и  говорить.  Спектр  тут,
похоже, состоял из совсем других красок, чем на Земле.
     -- Живут же люди, --пробормотал Андрей себе под нос, потому что средств
связи  в скафандре он не обнаружил и общаться с Сильвией и сопровождавшей их
Дайяиой ему приходилось жестами.
     Аггрианская матрона, кстати, несмотря на вполне человеческую внешность,
не испытывала нужды в средствах индивидуальной защиты. Это Новикова  уже  не
удивило,  разве  что  укрепило  в  мысли,  что  он  имеет дело с более-менее
материальным фантомом.
     А  вот  попавшиеся  на  пути  несколько  природных   аггров   выглядели
удручающе.  Что  там  пресловутые Гуннплен с Квазимодо! Сохраняя общую схему
двуногих прямоходящих, гуманоидами они могли называться с большой  натяжкой.
Все  они  были  какие-то  безжалостно  деформированные,  перекрученные,  как
пробившиеся через асфальт  грибы.  Однако  комплексов  по  этому  поводу  не
испытывали,  передвигались  удивительно  ловко и, может быть, даже сообразно
своей конструкции грациозно.
     Жадно  разглядывая  и  запоминая  все  что   можно,   Новиков   пытался
одновременно  сообразить,  какие  манипуляции  следовало  бы  произвести над
аборигенами станции, чтобы привести их к привычному облику. Если бы это были
пластилиновые фигурки, по каким осям  их  можно  развернуть,  укоротить  или
удлинить?
     Ничего не получалось. Единых осей симметрии у них не просматривалось.
     И  тогда  ему  в голову пришло довольно простое решение. Здесь нарушены
лишь  оптические  свойства  пространства,  а  в  остальном  все   нормально.
Подобрать подходящие очки, и все станет на свои места. Иначе бы скафандры на
них вообще не налезли, а они худо-бедно, но сидят.
     Выйдя  наконец наружу, Новиков увидел станцию во всей ее красе. Правда,
для этого пришлось отойти на порядочное расстояние, потому что размерами она
была сравнима со  стадионом  не  из  самых  маленьких.  А  формой  и  цветом

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.