Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Конечно,  никаких  тайн  за  те десять-пятнадцать минут, что их вели по
коридорам, подвесным галереям и пандусам, Новиков не раскрыл,  но  и  самого
поверхностного  взгляда  оказалось достаточно, чтобы убедиться в потрясающей
чуждости этой цивилизации.
     Стало понятно даже, отчего так легко Ирина забыла о своем  служебном  и
расовом  долге,  перейдя  на  сторону землян. Слишком глубокой реконструкции
пришлось подвергнуться ее организму и мозгу, чтобы существовать  и  работать
на  Земле.  И оказалось достаточно малейшего сбоя в программе перестройки ее
фенотипа, чтобы она осознала себя истинно земной женщиной, ощутив  к  бывшим
соотечественникам  неприязнь и даже страх. Наверное, то же самое случилось и
с  Сильвией.  Чем-то  происшедшее  с  аггрианскими  резидентками  напоминало
метаморфозу,  случавшуюся  с воспитанными за "железным занавесом" советскими
гражданами, попадавшими в свободный мир. Чем более тонким и независимым умом
они обладали от природы, тем быстрее разочаровывались в идеалах социализма и
превращались в невозвращенцев.
     Если только -- Новиков вновь вернулся к одной из своих гипотез -- Ирина
и Сильвия  вообще  изначально  не  аггрианки,  а  специально  выращенные  из
эмбрионов  обычные  земные  женщины,  только  снабженные  ложной  памятью  и
выходящими за пределы нормы физическими  качествами:  эталонной  внешностью,
практически   вечной   молодостью,   суперэффективной   нервной  и  мышечной
системами.
     А станция действительно казалась...  как  бы  это  лучше  выразиться...
порождением навеянных порцией ЛСД галлюцинаций.
     Прежде  всего чудовищной была ее геометрия. Некоторое впечатление о ней
могли бы дать рисунки  Мориса  Эшера.  Стыкующиеся  под  немыслимыми  углами
плоскости   стен,  вызывающие  головокружение  изгибы  лестниц,  перспектива
коридоров, одновременно прямая и обратная, и много  еще  всяческих  изысков.
Параллельные прямые, естественно, пересекались, причем не в бесконечности, а
в  пределах  поля  зрения.  Вода  тут  наверняка  должна  была течь вверх, а
подняться с этажа на этаж ' можно было, съезжая вниз по перилам. По  крайней
мере  такое  впечатление у Новикова сложилось очень скоро. О таких пустяках,
как совершенно абсурдная цветовая гамма,  нечего  и  говорить.  Спектр  тут,
похоже, состоял из совсем других красок, чем на Земле.
     -- Живут же люди, --пробормотал Андрей себе под нос, потому что средств
связи  в скафандре он не обнаружил и общаться с Сильвией и сопровождавшей их
Дайяиой ему приходилось жестами.
     Аггрианская матрона, кстати, несмотря на вполне человеческую внешность,
не испытывала нужды в средствах индивидуальной защиты. Это Новикова  уже  не
удивило,  разве  что  укрепило  в  мысли,  что  он  имеет дело с более-менее
материальным фантомом.
     А  вот  попавшиеся  на  пути  несколько  природных   аггров   выглядели
удручающе.  Что  там  пресловутые Гуннплен с Квазимодо! Сохраняя общую схему
двуногих прямоходящих, гуманоидами они могли называться с большой  натяжкой.
Все  они  были  какие-то  безжалостно  деформированные,  перекрученные,  как
пробившиеся через асфальт  грибы.  Однако  комплексов  по  этому  поводу  не
испытывали,  передвигались  удивительно  ловко и, может быть, даже сообразно
своей конструкции грациозно.
     Жадно  разглядывая  и  запоминая  все  что   можно,   Новиков   пытался
одновременно  сообразить,  какие  манипуляции  следовало  бы  произвести над
аборигенами станции, чтобы привести их к привычному облику. Если бы это были
пластилиновые фигурки, по каким осям  их  можно  развернуть,  укоротить  или
удлинить?
     Ничего не получалось. Единых осей симметрии у них не просматривалось.
     И  тогда  ему  в голову пришло довольно простое решение. Здесь нарушены
лишь  оптические  свойства  пространства,  а  в  остальном  все   нормально.
Подобрать подходящие очки, и все станет на свои места. Иначе бы скафандры на
них вообще не налезли, а они худо-бедно, но сидят.
     Выйдя  наконец наружу, Новиков увидел станцию во всей ее красе. Правда,
для этого пришлось отойти на порядочное расстояние, потому что размерами она
была сравнима со  стадионом  не  из  самых  маленьких.  А  формой  и  цветом

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.