Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лишь вчера-позавчера. Мощенная кирпичом площадка у ворот и ведущая к веранде
дорожка  сверкали  латунными россыпями -- Сашка действительно палил здесь на
расплав ствола, расстрелял не меньше трех лент. И гильзы совсем  свеженькие,
ничуть   не   потускневшие.  Даже  трава  не  успела  разрастись,  аккуратно
подстриженные лужайки, казалось, хранили еще  следы  газонокосилки,  которой
любил управлять Олег, отвлекаясь от своих научных занятий.
     Сильвия  с  любопытством  рассматривала  живописное строение, о котором
успела наслушаться в Замке от  Шульгина  и  девушек.  А  Новиков,  беззвучно
матерясь,   выкарабкивался   наружу  из  надоевшего,  как  гипсовый  корсет,
скафандра.
     -- Постой здесь или присядь вон. -- Андрей указал ей на широкую дубовую
ступеньку лестницы, смахнув  с  нее  мимоходом  очередную  пригоршню  гильз.
Рассказ  Шульгина  о  перипетиях  боя был протокольно точен -- вот здесь он,
отступая, стрелял по зловещим ракообразным фигурам, и они лопались, исчезали
бесследно, как  мыльные  пузыри,  при  попадании  бронебойных  пуль.  .  Ему
хотелось   войти   в   дом   сначала  одному,  осмотреться,  убрать  что-то,
неподходящее для посторонних глаз, хранящее подробности  их  личной,  теперь
ушедшей  в  прошлое жизни, а уж потом пригласить туда гостью. Но сначала ему
пришлось помочь Сильвии освободиться от скафандра. Он был надет прямо на  ее
щегольской  костюмчик,  отнюдь не приспособленный для такого использования и
выглядевший теперь довольно жалко. А туфли на  шпильках  вообще  остались  в
гостиничном номере. Неужели она так спешила поскорее распрощаться с "родной"
станцией, что не подыскала каких-нибудь тапочек? Еще одна загадка.
     --  Посиди,  -- повторил Андрей, -- а я тебе и одежду подходящую найду,
для нынешних условий более приспособленную: джинсы, к примеру, кроссовки или
ботинки,  курточку  теплую.  Вечера  здесь  довольно  прохладные  бывают.  У
Лариски, кажется, примерно твои габариты...
     Удивительно,  но,  в  отличие  от  земных солдат, здешние "десантники",
разгромив  базу  неприятеля,  не  проявили  никакого  интереса  к   трофеям.
Очевидно,  им требовались только сами люди, а раз уж захватить в плен никого
не удалось, ни документы, ни оружие, ни даже столь обычно желанные  сувениры
"инопланетных   пришельцев"  не  привлекли  внимания  аггров.  Что  еще  раз
подчеркнуло Андрею их полную интеллектуальную и психическую  несовместимость
с людьми.
     Он  прошел  через просторный холл первого этажа, выглядевший непривычно
из-за того, что снесенный гравитационным ударом угол стены и  часть  потолка
придавали  ему  вид  театральной  сцены.  Обрушившиеся бревна верхних венцов
разбили и опрокинули полированные шкафы  для  оружия,  любовно  собиравшиеся
Шульгиным антикварные винтовки и ружья лежали неаккуратной грудой вперемешку
с  осколками стекла и драгоценными художественными альбомами, сброшенными со
стеллажей.
     Но большая часть обстановки  сохранилась  в  полной  исправности,  даже
позолоченные   каминные  часы  продолжали  размахивать  своим  серпообразным
маятником. По крутой дубовой лестнице Новиков взбежал на второй этаж, открыл
ближайшую от площадки дверь. Остановился на пороге своей комнаты.
     Словно и не пролетел почти целый год, заполненный более чем  сказочными
приключениями.  Словно  только  утром  он  вышел  отсюда,  экипированный для
предстоящего тысячекилометрового похода через зимнюю тайгу к городу квангов.
За обледеневшими окнами разгоралась тогда малиновая  заря,  гудели  у  ворот
прогреваемые  дизели  гусеничных  транспортеров. И были они все тогда сопсем
еще наивными ребятами,  сдуру  ввязавшимися  в  чужие,  непонятные  игры^  и
совершенно не представляли, чем все это для них может кончиться.
     То  есть к лихим перестрелкам они готовы были, но не более. И пусть уже
не видели ничего невероятного во внепространственных переходах  через  сотню
световых  лет,  а вот представить то, что кому-то из них придется через пару
недель оказаться  в  шкуре  товарища  Сталина,  кому-то  руководить  Великой
Отечественной  войной, владеть собственными пароходами, а потом соскользнуть
еще глубже  вниз  по  временной  оси,  в  другую  войну,  гражданскую,  и  в
результате  узнать,  что  их  готовы принять почти как равных себе вершители
судеб Вселенной... На такое воображения ни у  кого  из  них  явно  тогда  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.