Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Стала понятна дипломатия капитана. Если  по  царским  уставам  на  сухопутье
винная порция полагалась в сто граммов, то на флоте -- сто пятьдесят.
     Они  вышли  в  тамбур.  Перед  открытой  переходной дверью покачивалась
черная стенка тендера. Для привыкшего  к  совсем  другим  скоростям  поездов
Шульгина  редкий  перестук колес на стыках звучал странно. Казалось, что они
все никак не отъедут от станции, а  вот  когда  семафоры  останутся  позади,
поезд прибавит ходу и в уши ворвется настоящий шум, лязг и грохот.
     Узкая  железная  лестница  вела  наверх, на наблюдательную площадку, но
Шульгин туда подниматься не стал. Все равно вокруг ничего не видно,  глухая,
беспросветная ночь поздней осени, только далеко позади и внизу еще виднелись
редкие озябшие огни Севастополя и проблески маяка.
     Шульгин  велел  капитану беспокоить себя только в самом крайнем случае.
Как Черчилля, который, уезжая на уик-энд к себе на дачу, приказывал звонить,
лишь если немцы форсируют Ла-Манш.
     -- А разве во время войны такая опасность вообще возникала?  --  наивно
спросил офицер. -- Что-то не помню...
     --   Это  он  в  аллегорическом  смысле  выражался,  --  выкрутился  из
очередного анахронизма Шульгин. -- Через Симферополь езжайте без  остановки,
а там посмотрим...
     Когда  он  вернулся  в свой вагон, Лариса уже переоделась и накрывала к
ужину стол. Можно было подумать, что она собралась  ехать  до  Владивостока,
столь  тщательно  наводила  уют  в  своем  временном  пристанище.  Подругому
расставила стулья и кресла, кокетливыми  фестонами  закрепила  занавески  на
окнах,  разыскала  в  шкафу пакет толстых восковых свечей и расставила их по
многочисленным шандалам и жирандолям. Стало гораздо романтичней. Шульгин  не
ожидал от вроде бы равнодушной к бытовым удобствам Ларисы такого усердия. На
Валгалле  она  вела себя совсем иначе, все время демонстрируя отстраненность
от хозяйственных забот колонистов. Впрочем, что он вообще до сих пор знал  о
ней?  За  все  время знакомства они ни разу не провели наедине и часа. А вот
поговорили тет-а-тет сегодня утром, и чтото между ними начало меняться.
     Пока  Шульгин  отсутствовал,  Лариса  успела  сбросить  стеснявший   ее
дорожный  костюм,  надела  зеленовато-песочное  платье  фасона "сафари", под
которым, похоже, не было больше ничего, судя  по  тому,  как  соблазнительно
вздрагивали при каждом движении девушки упругие полушария груди.
     "Интересная  у  нас  жизнь,  --  думал Шульгин, следя за ее действиями.
Ловко,  как  профессиональная  официантка,  Лариса  расставляла  тарелки   с
закусками  на  большом, покрытом жестяной твердости накрахмаленной скатертью
столе. С  кухни  доносился  запах  какого-то  жаркого,  обильно  уснащенного
пряностями.  --  Странная  смесь  монастыря  и  борделя. Привыкшие к долгому
присутствию одних и тех же мужиков, девушки их  уже  и  не  стесняются,  что
особенно  невыносимо  от демографического дисбаланса..." Так наукообразно он
обозначают ситуацию, когда на пять мужчин  приходилось  всего  три  женщины.
Сколько   раз   Сашка  проклинал  собственную  непредусмотрительность.  Что,
например, мешало ему уговорить остаться на Валгалле свою аспирантку Верочку,
которую он привозил  туда  на  торжественное  открытие  Форта?  Лариса  тоже
оказалась  там  почти  случайно,  но  вот  осталась же, покоренная мгновенно
влюбившимся  в  нее  Олегом.  Или  не  покоренная,  а  сделавшая  мгновенный
безошибочный  расчет.  И  Альбу  зря  отпустили  в  ее  XXIII  век, она была
наверняка согласна, стоило Андрею намекнуть. Впрочем, тогда коллизия еще  бы
больше  обострилась. Альбе нравился лишь Новиков, отнюдь не Сашка, Андрея же
устраивала только Ирина, а к ней терзался  неразделенной  любовью  Берестин.
Тот  еще  расклад.  Однако,  если  бы Шульгин начал ухаживать за обаятельной
космонавткой настойчиво и агрессивно, устояла бы  она  или  нет  --  большой
вопрос.
     Был  и  еще  момент,  когда ему показалось, что все наладилось -- после
лондонской истории у них с Сильвией случилось два месяца  вполне  нормальной
личной жизни, по потом... К Алексею он претензий не имел, Шульгин :1нал, как
аггрианка   умеет   охмурять   мужиков,   тем  более  измученных  длительной
абстиненцией. Но его личное самолюбие было серьезно уязвлено.
     И пусть теперь все вроде бы образовалось, его ждет в Севастополе  Анна.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.