Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чтобы мы стали настоящими друзьями?
     -- Какие вопросы! Да мы ведь и так просто обречены ими быть, если хотим
что-то  значить  в  этом  мире...  --  Сашка  отвел  глаза,  чтобы не видеть
откинутую полу платья и белый треугольник плавок между загорелых бедер.  Она
нарочно рассчитала позу так, чтобы как раз из кресла он это увидел.
     --  Не  обязательно,  совсем  не  обязательно.  История  знает  столько
примеров... Так что, союз и дружба? -- И она резко села на диване, протянула
Шульгину руку. Платье совсем распахнулось, грудь упруго выскользнула наружу.
Она ее не стала заправлять обратно, похоже, даже  чуть  заметно  подмигнула.
Или то по щеке метнулась тень?
     Что  оставалось  делать?  Он  тоже  подал  руку. Такие тонкие пальцы, а
рукопожатие мужское. Сашка вспомпил, она когда-то говорила, будто занималась
фехтованием и горными лыжами.
     -- Только ведь знаешь, Саша, -- улыбнулась она порусалочьи, --  мужчина
и женщина не могут быть друзьями, если сначала не были любовниками...
     -- Почему это вдруг? -- глупо спросил Сашка.
     --  Потому  что  иначе  они волей-неволей все равно будут думать прежде
всего о том, что у кого в штанах и под юбкой. Закон  природы.  А  вот  когда
здесь нет вопросов и тайн, можно и более серьезными вещами заниматься. Разве
нет?
     --Возможно...
     --  Осталось доказать это экспериментом. Иди ко мне... -- Она вскочила,
одним рывком стянула через голову платье, бросила его  на  пол.  И  стыдливо
потупила  глаза,  делая вид, что ужасно вдруг застеснялась, ожидая, чтобы он
сам избавил ее от последней, почти символической детальки туалета.
     Будто чего-то испугавшись, Шульгин выключил ночник и только после этого
нашел  на  ощупь  напрягшуюся  тонкую  талию,  скользнул  по  ней  ладонями,
оттягивая вниз тугую резинку.
     Тело  у  нее  было горячее, кожа нежная и гладкая, пахнущая незнакомыми
горьковатыми духами. Диванчик для  двоих  был  явно  узковат,  и,  чтобы  не
свалиться  на пол, Сашка крепко обнимал Ларису. Она прижалась к нему животом
и грудью, он чувствовал гулкие удары ее сердца. Несмотря на охватившую обоих
нетерпеливую страсть, они согласно не спешили, словно привыкая друг к другу.
Или  Шульгин  невероятным  усилием  воли  всетаки  надеялся  удержаться   от
последнего шага, сулящего очередные нравственные проблемы и страдания.
     Сдерживая  неровное  дыхание,  Лариса  легко касалась губами его лица и
шеи, он медленно поглаживал ее спину,  крутой  изгиб  поясницы,  напрягшееся
сильное бедро.
     "Нет, точно горнолыжница", --подумал Сашка. Оба молчали, и никто первым
не решался перейти к решительным действиям. Только обменивались осторожными,
какими-то пугливыми ласками и легкими поцелуями. Лариса не выдержала первой.
     --  Смелее,  генерал,  со  мною  можно смелее, я ведь не Аня, -- хрипло
прошептала она.
     Эти слова почему-то разозлили Сашку и отпустили тормоза, что до сих пор
его сдерживали.
     Лариса и в постели вела себя так же раскованно, с полным пренебрежением
к предрассудкам, как и в обычной  жизни.  Вдобавок  она  относилась  к  тому
редкому, типу женщин, которым процесс доставляет не меньшее наслаждение, чем
всем остальным -- только самый бурный финал.
     Сколько  это длилось, Шульгин потом не вспомнил. Он будто вдруг очнулся
после глубокого обморока. Горели  исцелованные  губы,  стальное  пружинистое
тело  содрогалось  в его объятиях, словно он пытался удержать выброшенную на
палубу только  что  пойманную  акулу,  а  стук  колес  перекрывался  низкими
прерывистыми стонами и всхлипами.
     Лариса  выгнулась последний раз, что-то бессвязно бормоча и вскрикивая,
вонзила ногти в спину партнера и только после этого обмякла. Отодвинулась  к
стенке, долго лежала молча.. приводя в порядок дыхание.
     Темнота  в  вагоне  была  абсолютная,  как в подводной лодке, но за его
пределами  продолжалась  своя   железнодорожная   жизнь.   Лязгали   сцепки,
неподалеку  загудел паровоз, ему ответил другой, звякнул вокзальный колокол,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.