Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сам поостерегись. Нам еще для себя пожить бы надо...

Глава 8

     Снова,   как  и  в  сентябре,  Шульгину  пришлось  проникать  в  Москву
нелегально. Хотя совсем недавно он мечтал  въехать  в  нее  торжественно,  в
качестве полномочного посла. Ну, значит, неправильные были у него мысли, ибо
все  в  жизни  точно так, как в учебниках химии сказано: процесс идет лишь в
пределах существующих законов и никак иначе.
     Ставший уже для него привычным образ старичкаинтеллигента  он  дополнил
еще  окладистой  бородой -- на случай, если кто-нибудь из уцелевших чекистов
запомнил облик земского врача, учинившего жестокое побоище  на  Николаевском
вокзале. И теперь Сашка выглядел скорее похожим на купца-старовера в длинной
поддевке  и суконном картузе, опирающегося на суковатую лакированную трость,
внутри которой скрывался  гладкоствольный  пятизарядный  штуцер,  стреляющий
картечью.
     По   ранее   отработанной  схеме  тридцать  человек  группы  Басманова,
рассредоточившись по всему  поезду,  прибыли  на  Курский  вокзал.  Половина
отправилась  на  хитровскую  квартиру,  где  их  не  успели  забыть и где на
хозяйстве оставался поручик Рудников, еще часть -- в Новодевичий  монастырь.
А  Шульгин,  Басманов,  Лариса  и  еще четверо человек поехали в Столешников
переулок.
     Некоторые ухищрения потребовалось предпринять Шульгину, чтобы  провести
своих людей в квартиру, не существующую в данной реальности. То есть сначала
подняться на площадку третьего этажа, освещенную цветными пятнами проходящих
через  причудливые  витражи  солнечных  лучей, убедиться, что нет поблизости
чужих любопытных глаз, вновь не  без  внутренней  нервной  дрожи  превратить
ободранную,  с  лохмотьями  рогожи  и  торчащей  из-под  нее  пакли  дверь в
щеголеватую, обитую блестящей натуральной кожей с фарфоровыми  гвоздиками  и
суметь открыть ее и только потом условным свистом позвать своих офицеров.
     Никто  из  них,  включая  Ларису, здесь еще не был. Кое-кому просторная
пятикомнатная   квартира,   обставленная   со   вкусом   высокопоставленного
партийного    чиновника    пятидесятых    годов,    напомнила    аналогичные
дореволюционные,  еще  некоторым  офицерам   скромного   происхождения   она
показалась верхом роскоши и комфорта. По привычке удобно устраиваться везде,
куда  приведет  фронтовая  судьба,  они  расположились в указанных Шульгиным
комнатах, принялись варить на газовой плите гречневую кашу  из  прессованных
пакетов,  кипятить  большой  шестилитровый  чайник и разводить водопроводной
водой чистый медицинский спирт, предоставив своим командирам решать  вопросы
высокой политики.
     Пока  готовился  солдатский ужин, в обширной ванной комнате, неизвестно
из какого межвременного континуума снабжаемой горячей водой, офицеры стирали
портянки и брились сразу втроем перед круглым, на полстены, зеркалом.
     Лариса  уединилась  в  маленькой  спальне,  примыкающей  к  гардеробной
комнате, а Шульгин, Басманов и еще один офицер остались в гостиной.
     Штаб-ротмистр    Кирсанов,   предложенный   Басманоцым   на   должность
руководителя специальной  опергрупны,  был  мужчиной  импозантным.  Войны  и
революции   украсили   его  лицо  несколькими  шрамами,  походная  жизнь  --
несходящим  темным  загаром,  на  фоне  которого  особенно  ярко  выделялись
сизо-стальные  глаза  и почти белые волосы. Еще он имел высокий лоб, тонкие,
обычно  плотно  сжатые  губы,  гвардейский  рост,  плечи  гимнаста  и  талию
балерины,  а  вдобавок  тихий  голос левитановского тембра. Короче, Шульгину
Кирсанов был мало симпатичен как раз в  силу  своих  чересчур  выразительных
внешних  данных,  но  по  службе он к нему претензий не имел. Квалификация у
ротмистра была тем более подходящая
     -- кадровый жандармский офицер,  в  мировую  [юйну  служил  в  разведке
Генштаба, у Корнилова -- начальником личной контрразведки.
     Шульгин сидел, посасывая сигару, и смотрел на вторую пуговицу потертого
сюртука,  в  который  был  одет Кирсанов, а тот словно и не чувствовал этого
взгляда. Как будто был в комнате совсем один. Сидел, чуть  покачивая  носком

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.