Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

плиту чайник, достал из шкафчика нехитрую закуску.
     - Поживешь  пока здесь,  не пугайся, все  это  маскировка. Три  комнаты
наверху  вполне  пригодны  для  жизни.  Даже  с  комфортом. Кое-какие запасы
продовольствия тоже есть, хотя гостей водить не  рекомендую. Но это неважно,
в городе полно трактиров, ресторанов, столовых. В деньгах себе не отказывай,
только  шиковать  не  советую.  Дебоши  там  в  кабаках устраивать,  цыганам
червонцы  горстями швырять. Документы у тебя  надежные,  любопытных  соседей
поблизости нет, а тек, кто есть,  чужими делами интересоваться  не приучены.
Участковый надзиратель тоже прикормлен, и бдительности проявлять не будет.
     Твоя  задача  -  вживаться.  В сарае машина,  сейчас покажу.  Легенда -
частник-таксист. Катайся по городу, вспоминай  топографию, чуть  освоишься -
пассажиров  бери.  Для практики в  языке и  изучения  психологии  аборигенов
весьма полезно. Газет читай побольше. Дня через три-четыре я снова появлюсь,
обменяемся мнениями. А сейчас спешу, ты уж извини, что  приходится  бросать,
как пацана в воду. Да оно, может так и лучше. Долгие проводы - лишние слезы.
Ты же у нас парень бывалый. - Тут мне почудилась в его голосе легкая ирония.
-  Пойдем,  покажу   машину,  познакомлю  с  ближайшими  окрестностями,  еще
кое-какие напутствия сделаю  - и  вперед.  Оптимальный  способ  -  что  язык
изучать, что чужую страну - глубокое погружение. Нас тоже так учили. Думаю -
не растеряешься?
     Вопрос  показался  мне  несколько даже  оскорбительным.  И  не  в таких
переделках  бывал,   а  тут  все  же  родной  практически   город,   хотя  и
полуторавековой давности.
     ...  Суждение  мое  оказалось несколько опрометчивым.  Нынешняя  Москва
напоминала  ту, в которой я родился и вырос, лишь в отдельных  архитектурных
деталях  и  фрагментах.  Практически  же  это  был  совершенно  чужой,  даже
неприятный своей отдаленной похожестью  город. Как если бы уловить в грязной
и неопрятной старухе черты женщины, которую знал молодой и красивой.
     Кривые улицы, мощенные неровным  булыжником, масса деревянных кособоких
домишек, среди которых редкими островами высились пяти-,  шестиэтажные дома,
обшарпанный,  не  слишком  даже на себя похожий  Кремль... Ну  и  так далее.
Унылое,  в общем,  зрелище. Грязь,  дребезжание  трамваев,  грохот  тележных
колес, вонь конского навоза. И еще вдобавок люди - суматошные, плохо одетые,
какие-то постоянно  взвинченные и злобные. После того, как мы с Шульгиным  и
Аллой провели три дня в столице Югороссии Харькове, Москва показалась мне...
Ну словно какое-нибудь Тимбукту в сравнении с Марселем.
     Харьков  был  щеголеватым, совершенно  европейским  городом,  где  била
ключом  энергичная  и,  я бы сказал, веселая  жизнь. Что  неудивительно.  По
словам  Шульгина,  за последние три-четыре  года  "Братство" инвестировало в
экономику  белой  России несколько десятков  миллиардов  полновесных золотых
рублей, не считая почти такого  же  количества долларов  и  фунтов. И, как с
гордостью  отметил  Александр  Иванович, миллионером  здесь  не стал  только
ленивый.  Сосредоточив  у себя практически весь  интеллектуальный  потенциал
царской  России, получив  свободный  выход  в  Средиземноморье,  контролируя
Ближний   восток,  владея  вольным  городом  Царьградом   и   цепью  городов
порто-франко от Батума до Одессы, Югороссия привлекала  сейчас деловых людей
и авантюристов всего мира. Как Клондайк в конце XIX века.
     И мода  там была  на полгода  впереди парижской, и  за автомобилями  из
Екатеринослава давились дилеры Нью-Йорка  и Лондона, а самолеты Сикорского и
телевизоры Зворыкина вообще не имели аналогов на Западе.
     Москва же...  Конечно, оживление  экономической  жизни чувствовалось  и
здесь, частная торговля  процветала, возле Исторического  музея и в  верхних
торговых  рядах  гудели  скопищ  спекулянтов  белогвардейской  и иностранной
валютой, центр по вечерам заполняли толпы людей из "бывших", так  называемых
нэпманов, и совершенно  по-харьковски одетых дам разной степени легкости, но
все это терялось на фоне общей бедности и, я бы даже сказал, дикости.
     Ведь "приличная публика", за исключением уж  слишком  больших патриотов
города или убежденных  сторонников коммунистической идеи, давно отъехала "на
Юг". Москву  же переполнили  ищущие заработка  крестьяне окрестных губерний,
малоквалифицированные  пролетарии  и совчиновиники  с  незаконченным  низшим

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.