Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

слава Богу! Никуда не делась. Потом начал спускаться.
     В  первой  комнате,  скорее  -  небольшом  зальчике,  помещались  шесть
четырехместных  столиков. Пол  и  стены  обтянуты шинельным сукном бордового
оттенка. Несколько керосиново-калильных  фонарей-бра тихо шипели и разливали
вокруг довольно яркий желтоватый свет.
     Противоположная  от  входа  стена  занята  заполненной  многочисленными
бутылками,   стаканами  и  пивными  кружками   буфетной  стойкой  с  широким
деревянным прилавком перед ней.
     На этом фоне выделялись два цветовых пятна - белое и васильковое. Белой
была куртка  буфетчика, голубым -  платье женщины, облокотившейся на стойку.
Ее плащ и пальто висели (единственные) на крючке в утопленной  в  стену нише
рядом с лестницей, саквояж прислонился к ножке столика в самом дальнем углу.
     -... пускай будет яичница, лишь бы горячее. Я очень замерзла, - услышал
я произнесенные с едва уловимым акцентом слова  женщины. Подошел к стойке  и
слегка,  поскольку мы были незнакомы, поклонился в пространство.  Присел  на
высокий табурет, в отличие от тех, к которым привык дома, - не вертящийся, а
обычный деревянный, на четырех довольно грубых ножках.
     Буфетчик, пожилой не  то армянин,  не то еврей, подвинул женщине полный
стакан красного вина, обернулся ко мне, вопросительно поднял бровь:
     - Чего изволите?
     -  Большую  рюмку  водки, - поискал глазами  в застекленной  витрине  с
закусками. - Бутерброды. Один с балыком, один с сыром...
     Буфетчик  исполнил   заказ  стремительно   и  четко,  но  с  совершенно
равнодушным выражением лица. - Полтинничек с вас. Еще заказывать будете?
     По  здешним  ценам  полтинник за  рюмку  водку - очень дорого.  Уверен,
видимо, что по такой погоде я в  другое заведение не  побегу. Но меня это не
волнует, в кармане, как  у матерого спекулянта, приличная пачечка червонцев,
только успевай разменивать на серебряную и медную мелочь. Я мельком взглянул
в желтоватые, навыкате глаза армянина.
     Папаша, наверное, и кокаином,  и девочками  приторговывает,  должен все
понимать. И на желания клиентов реагировать четко...
     Положил  перед  собой  два  серебряных рубля.  Один лег  орлом,  другой
решкой.  Вместо  орла  -  замахнувшийся  кувалдой  пролетарий.  И  мгновенно
вспомнился Артур. На острове. Меня даже слегка передернуло. Не к ночи  будет
помянут,  подумал я и сделал пальцами левой руки "рога", отгоняющие нечистую
силу. Посмотрел в спину отходящей к своему столику женщины, легким движением
головы указал на деньги, на  самого  буфетчика и на дверь в углу за стойкой.
Постучал пальцем по стеклу наручных часов.
     - Селяночку бы по-извозчичьи  или  бефстроганов с соломкой... Очищенной
графинчик.
     Армянин равнодушно  смел  со стола  монеты в  полуоткрытый ящик, кивнул
головой.
     - Сейчас даме  заказ приготовлю. Потом вашим  займусь. Порционные блюда
полчаса готовить. Устроит?
     - Лишь бы вкусно было, и час ждать можно... А пока и бутерброды сойдут.
Дайте мне еще два с икрой, черной и красной.
     За трудовой день я порядочно проголодался и с удовольствием дождался бы
горячей селянки, но вряд ли успею.
     Буфетчик,  который,  похоже,  за  отсутствием клиентов работал  здесь и
поваром, и за официанта, вышел, шаркая ногами.
     Я осмотрелся внимательнее, изучая театр предстоящих действий. Слева, за
полуотдернутой  занавеской, дверь  в другой зал,  побольше, сейчас  пустой и
полутемный,   с  небольшой   эстрадкой  у   стены.  Там,  очевидно,  и  дают
представления по уик-эндам.  Больше ничего примечательного.  Окна маленькие,
зарешеченные, под  самым потолком.  Опыт  научил меня  обращать  внимание на
такие детали.
     Неожиданно похоже  на  моего друга Резо, только там у него имитация под
старину,  а  здесь самая старина в натуре и  есть, только таковой  для всех,
кроме меня, не является.
     Теперь  можно обратить должное  внимание  и на женщину, раз  я собрался

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.