Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

впрочем, это в основном и понравилось.
     Отдав  дань   затертой   сотнями  популяризаторов  теории  параллельных
реальностей,  автор  сделал  вывод  об  их  принципиальной  невозможности  в
нормальном материальном мире. Что, впрочем, следовало уже из названия книги,
ибо термин "феноменология" и предполагает разговор о чем-то существующем или
могущем существовать  исключительно в  сфере чистого разума, как бы эманация
мыслящего  субъекта. Тут, правда, на мой  взгляд, возникал парадокс, который
автор обозначил, но предпочел почему-то не развивать
     Зато,   утверждая,   что  факт   существования  или  не   существования
подавляющего большинства жителей Земли абсолютно безразличен так  называемой
истории  (с  этим, как  и  со  всякой  банальностью,  мне  было очень  легко
согласиться), Фолсом идет дальше и пишет, что так же безразлично для истории
и присутствие  личностей "великих".  Не повторяя впрямую марксистской  точки
зрения, философ приходит к почти аналогичному выводу - мол, каждая "великая"
историческая  фигура  одновременно  является  не  только  катализатором,  но
ингибитором происходящих в обществе процессов, а в итоге выходит так, что, с
формальной точки зрения, означенная личность как бы  вообще не существует  в
качестве субъекта  истории. Условно говоря, тот же Наполеон мог бы вообще не
родиться  на  свет, все равно лет через  пятьдесят- сто Франция пришла  бы к
неотличимому  аналогу Второй  республики, с тем же общественным устройством,
уровнем  развития экономики  и так далее. Ну а что при этом в ней  несколько
миллионов  конкретных личностей  не родилось  бы и  примерно  столько же  не
погибло в сражениях - значения не имеет. Разве что лично для них  самих  это
представляло бы какой-то интерес, но не зная  о том,  предопределенно ли  им
жить  или нет, при другом повороте сюжета они не имеют  оснований радоваться
или обижаться в любом из рассмотренных вариантов.
     Чем  вся эта софистика отличается от обыкновенной теологии, а еще более
упрощенно  -  от существования рока, судьбы,  предопределения,  Бога в конце
концов, я  не  понял.  А вывод, ради которого старик  исписал  полтысячи  не
лишенных  остроумия и  литературного  блеска  страниц,  прост до неприличия.
Альтернативные реальности невозможны, поскольку им просто  неоткуда взяться.
Или, что  почти  то  же  самое  по  результатам,  все возможные альтернативы
реализуются в пределах одной  и той же реальности сполна, только мы этого не
осознаем.
     Я столь подробно постарался воспроизвести суть  этой книги, потому, что
вполне невинное обсуждение некоторых объявленных Фолсомом постулатов вызвало
со  стороны Новикова резкое,  даже саркастическое неприятие. Причем  отрицал
Андрей не  столько  теоретические  построения,  как  использованные  для  их
доказательства примеры из реальной истории XIX и XX веков. Не далее.
     Я обратил  на это  внимание и  привел несколько фактов  из  истории XXI
века,  в  том числе и  тех, в которых принимал  участие  сам,  на Земле  и в
космосе. На это он рассмеялся т сказал, что как раз поэтому. Слишком наш мир
нелогичен,  чтобы  быть  единственно  возможным.  А  я ему ответил,  тоже со
смехом,  что  не  он  первый  это  заметил.  Так  говорили  еще  французские
просветители. И что бы он хотел взамен имеющегося?
     -  Как раз я  бы ничего  лучшего  не  хотел. Антр  ну... - Андрей пожал
плечами. - Да вот энтропия...
     - Причем тут энтропия?
     - При том,  - с  некоторой даже печалью усмехнулся Новиков,  - что если
карточный домик  построить  в натуральную величину, то  судьба  его будет уж
очень предсказуема...
     Что-то  в его интонации меня насторожило.  А  беседовали  мы,  еще  раз
подчеркну,  вскоре   после  боя  с  торпедными  катерами   не  установленной
принадлежности.  Ирина  все  еще   не  оправилась  после  тяжелого  ранения,
тоненькая свежая кожа, затянувшая мои порезы тоже  пока  зудела  и чесалась.
Андрей только-только,  с наступлением темноты,  успокоился, убедившись,  что
загадочный противник  нас не преследует, собрав для этого более значительные
силы.
     По всем этим причинам теоретическая дискуссия-беседа имела особо тонкий
привкус.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.