Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

более интересных местах. Сегодня суббота, кстати, как я успел выяснить.
     По  дорожке,  серпантином  вьющейся  между  клумбами  и  альпинариями с
неизвестными  вечно  зелеными растениями, мы  поднялись к парадному  входу в
замок.  Здесь нас встретили двое... ну не  знаю,  слуг или  охранников, или,
наконец,  исполняющих  свой  урок послушников,  если все  же считать, что мы
оказались   на   территории   военно-монашеского   ордена.   Крепкие  парни,
сдержанно-предупредительные,  удивительно  безмолвные,  одетые  в матросские
форменки  с  черными,  окантованными  белыми квадратиками  погон  и золотыми
накладными якорьками.
     Один открыл перед  Новиковым  глухую  трехметровую дверь  с  бронзовыми
кольцами   вместо  дверных  ручек,  второй  пошел  впереди  по  застеленными
ковровыми  дорожками коридорам и лестницам.  Обстановка внутри  тоже  весьма
напоминала  таковую  во  дворцах  представителей   старых  аристократических
фамилий.
     Ковры, картины, антиквариат, холодное  и огнестрельное оружие последних
четырех веков на стенах галерей и холлов.
     В угловой  комнате  с  многочисленными готическими  окнами от  пола  до
потолка, выходящими на фьорд и  лесистые  склоны  гор, нас уже  ждали. Как я
понял - местное высшее общество.
     Длинный стол посередине  был накрыт по всем соответствующим  времени  и
месту правилам.  Серебряная  посуда, по  шесть  хрусталей к прибору,  конусы
крахмальных салфеток и все такое прочее...
     В ожидании нас  за стол никто не садился. Шесть мужчин  и три  женщины,
разбившись  на  группки,  курили  у  жерла  колоссального  камина,  о чем-то
беседовали,  просто  прогуливаясь вдоль фасадных окон.  И я сразу понял, что
гостей  кроме  нас с Аллой, здесь больше  нет. Все  остальные - хозяева. Это
ощущается  интуитивно. Умение  мгновенно оценить социальный  статус  впервые
увиденного человека, определить его психотип, по  возможности - род занятий,
а главное - полезен  он может быть в дальнейшем, опасен или "ни Богу свечка,
ни  черту   кочерга",   является,  без  ложной  скромности,  одним  из  моих
достоинств,  позволяющих уже много лет входит  в первую десятку известнейших
репортеров - фрилансеров (сиречь котов, которые гуляют сами по себе).
     Началась церемония представления. Андрей крепко меня подвел. Если бы он
сказал, что соберется подобное общество, я  надел  бы пусть не  смокинг,  но
хотя  бы  приличный  костюм. А  то  явился  в  светлых  брюках и  куртке,  с
легкомысленным шейным платком.
     Народ же все больше был при параде. Меня извиняла только принадлежность
якобы  к богеме,  тем более  -  иных времен, и,  соответственно, имманентное
право игнорировать буржуазную респектабельность.
     Сначала - о дамах. Ирину мы уже знали, и добавить к ее описанию нечего.
А  разве что  была  она не в купальнике или белых шортах  и  блузке, как все
почти дни перехода от  Фриско до Южного  острова, а в бледно-фиолетовом, под
цвет глаз, узком платье.
     Еще  одна, назвавшаяся  Сильвией, -  слегка  надменная  дама, несколько
ближе   к  сорока,  чем   к   тридцати,   явно   нерусской  внешности,   для
западноевропейки довольно красивая.  Светло-кофейный строгий костюм, перстни
с синими и красными камнями на тонких пальцах.
     При  ней  состоял  высокий  широкоплечий   мужчина  того  же  возраста,
загорелое  лицо  обрамлено удлиненной  каштановой бородой,  глаза  цепкие  и
внимательные, как... Я бы сказал, как у частного детектива, но для этого его
взгляду  не  хватало равнодушной  холодности.  Скорее он  мог  бы  оказаться
человеком искусства,  изучающим  возможную  модель  или  персонаж. Звали его
Алексеем Берестиным.
     Третья  женщина  была горазда моложе, лет тридцати примерно.  Я  еще не
научился легко определять возраст людей иного мира. Темноволосая, стройная и
гибкая, с  узкими бедрами и еще  более тонкой  талией. Высоковатая для такой
фигуры  грудь  обтянута  черным платьем из переливающейся, как мокрый  шелк,
ткани.  На шее  колье из крупных рубинов с золотом, в ушах такие же  серьги,
обута  в красные туфли на невероятно высоких и  тонких каблуках. Свое имя  -
Лариса - она назвала мелодичным, но чуть с хрипотцой голосом.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.