Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вглядеться в его  прищуренные, далеко не смиренные  глаза. Он сжал в  кулаке
свою   не   слишком   роскошную   бородку,   задумался,   покачивая   носком
потрескавшегося от старости сапога.
     - Ну, стало быть,  ладно. Сегодня, сын  мой,  можешь отдыхать спокойно.
Здесь  тебя никто не найдет  и  не потревожит. Стены обители надежны, братия
многочисленна  и крепка  духом...  -  он  усмехнулся. Встал, зевнул и  мелко
перекрестил рот. Подошел к маленькой двери и открыл ее.
     За  дверью  оказалась  еще  одна комната. Совершенно в  ином стиле. Тут
стояла  добротная  кожаная   мебель,  массивный   письменный   стол,  мощный
компьютер. Две стены занимали застекленные книжные и глухие иного назначения
шкафы, пол  устилал ковер, к третьей стене прислонился  громоздкий титановый
сейф. Еще две двери справа от сейфа.  И узкое окно напротив стола, забранное
прочной решеткой.
     Я понял, что это -  рабочий кабинет монаха. И сам  он скорее  казначей,
чем келарь. Если здесь хранятся монастырские ценности, спать я могу на самом
деле спокойно.
     Отец Григорий  пожелал мне  доброй ночи,  осенил  крестным знамением  и
исчез, притворив за собой дверь.
     Я лег на диван и действительно почти тотчас уснул.
     Проснулся среди ночи непонятно отчего. Разве что от непривычной тишины.
Как в сурдокамере. Или в каюте звездолета. Лежал на спине, глядя в невидимый
потолок.  Все пережитое за двое суток  представилось вдруг сюрреалистическим
абсурдом, и только текущий миг реальностью.
     А потом  где-то  очень  далеко, за Сиверским озером,  вдруг  послышался
тоскливый собачий вой. А может быть - и  волчий. Вой этот перемещался  вдоль
горизонта, как  будто передавался эстафетой.  Замолкал  в одной деревне  или
хуторе и  начинался в другой. Я постарался  представить  карту окрестностей,
чтобы  сообразить,  возможно  ли   это,   и   в  полудреме   мне  привиделся
один-единственный зверь, но огромный, бегущий краем озера.
     Выспаться мне удалось хорошо. Даже, пожалуй,  лучше, чем когда-либо  за
последнее время. Мало того,  что меня никто  не беспокоил (а  ночной  вой не
приснился  ли?), так  еще и погода за ночь изменилась, похолодало, опустился
густой  моросящий  туман, и в келье  царил приятный полумрак, а по жестяному
козырьку окна негромко постукивали дождевые капли.
     Отца Григория в  келье не было, на  столе меня ждал постный, но  вполне
приемлемый  завтрак.  Я  надеялся, что  в  современно оборудованном кабинете
монаха найду какое-нибудь  средство  связи с внешним миром,  однако  ошибся.
Кроме компьютера,  ничего радиоэлектронного там не оказалось, да и компьютер
включить  не  удалось,  система кодировки  не соответствовала  ни одной  мне
известной.  Вполне  возможно,  что  и подключен  он  не к общемировой,  а  к
какой-нибудь специально-церковной информационной сети, а машинным языком мог
быть, к примеру, даже и церковнославянский.
     Оставалось  либо   снова  завалиться  спать,  либо  развлечься  чтением
духовной литературы.  Или, наконец, просто наблюдать  из окна  за  будничной
монастырской жизнью. Если  б окна выходили  во двор  музея-заповедника, было
бы, конечно, лучше. Туристки там, и тому подобное...
     Отец   Григорий  появился  только   после  обеда,  который  мне  принес
молчаливый  послушник. Он  вошел  в мокром  подряснике  и заляпанных  грязью
сапогах, пока переодевался в сухое, грел руки перед зеркалом кафельной печи,
не произнес ни слова. А я терпеливо  ждал, понимая,  что  не просто  так  он
полдня бродил где-то под дождем.
     -  Как  желаешь поговорить, сын  мой,  - отец  Григорий сел на табурет,
положив на  стол  маленькие  жилистые кулаки, -  в мирском плане  или  же  в
духовном? "Начало многообещающее", - подумал я.
     -  Не  хочу показаться грубым  материалистом,  отец, но сфера духовная,
по-моему, сейчас  не слишком актуальна. Поскольку  духовное бытие я не мыслю
отдельно  от  бытия  телесного.  Если  не  удастся  обеспечить второго, то и
первое... - я пожал плечами.
     -  Пусть  так.  Хотя  я  мыслю   иначе  и  не  стал   бы  категорически
противопоставлять одно другому. Я много размышлял над твоим делом. Ты прав в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.