Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вглядеться в его  прищуренные, далеко не смиренные  глаза. Он сжал в  кулаке
свою   не   слишком   роскошную   бородку,   задумался,   покачивая   носком
потрескавшегося от старости сапога.
     - Ну, стало быть,  ладно. Сегодня, сын  мой,  можешь отдыхать спокойно.
Здесь  тебя никто не найдет  и  не потревожит. Стены обители надежны, братия
многочисленна  и крепка  духом...  -  он  усмехнулся. Встал, зевнул и  мелко
перекрестил рот. Подошел к маленькой двери и открыл ее.
     За  дверью  оказалась  еще  одна комната. Совершенно в  ином стиле. Тут
стояла  добротная  кожаная   мебель,  массивный   письменный   стол,  мощный
компьютер. Две стены занимали застекленные книжные и глухие иного назначения
шкафы, пол  устилал ковер, к третьей стене прислонился  громоздкий титановый
сейф. Еще две двери справа от сейфа.  И узкое окно напротив стола, забранное
прочной решеткой.
     Я понял, что это -  рабочий кабинет монаха. И сам  он скорее  казначей,
чем келарь. Если здесь хранятся монастырские ценности, спать я могу на самом
деле спокойно.
     Отец Григорий  пожелал мне  доброй ночи,  осенил  крестным знамением  и
исчез, притворив за собой дверь.
     Я лег на диван и действительно почти тотчас уснул.
     Проснулся среди ночи непонятно отчего. Разве что от непривычной тишины.
Как в сурдокамере. Или в каюте звездолета. Лежал на спине, глядя в невидимый
потолок.  Все пережитое за двое суток  представилось вдруг сюрреалистическим
абсурдом, и только текущий миг реальностью.
     А потом  где-то  очень  далеко, за Сиверским озером,  вдруг  послышался
тоскливый собачий вой. А может быть - и  волчий. Вой этот перемещался  вдоль
горизонта, как  будто передавался эстафетой.  Замолкал  в одной деревне  или
хуторе и  начинался в другой. Я постарался  представить  карту окрестностей,
чтобы  сообразить,  возможно  ли   это,   и   в  полудреме   мне  привиделся
один-единственный зверь, но огромный, бегущий краем озера.
     Выспаться мне удалось хорошо. Даже, пожалуй,  лучше, чем когда-либо  за
последнее время. Мало того,  что меня никто  не беспокоил (а  ночной  вой не
приснился  ли?), так  еще и погода за ночь изменилась, похолодало, опустился
густой  моросящий  туман, и в келье  царил приятный полумрак, а по жестяному
козырьку окна негромко постукивали дождевые капли.
     Отца Григория в  келье не было, на  столе меня ждал постный, но  вполне
приемлемый  завтрак.  Я  надеялся, что  в  современно оборудованном кабинете
монаха найду какое-нибудь  средство  связи с внешним миром,  однако  ошибся.
Кроме компьютера,  ничего радиоэлектронного там не оказалось, да и компьютер
включить  не  удалось,  система кодировки  не соответствовала  ни одной  мне
известной.  Вполне  возможно,  что  и подключен  он  не к общемировой,  а  к
какой-нибудь специально-церковной информационной сети, а машинным языком мог
быть, к примеру, даже и церковнославянский.
     Оставалось  либо   снова  завалиться  спать,  либо  развлечься  чтением
духовной литературы.  Или, наконец, просто наблюдать  из окна  за  будничной
монастырской жизнью. Если  б окна выходили  во двор  музея-заповедника, было
бы, конечно, лучше. Туристки там, и тому подобное...
     Отец   Григорий  появился  только   после  обеда,  который  мне  принес
молчаливый  послушник. Он  вошел  в мокром  подряснике  и заляпанных  грязью
сапогах, пока переодевался в сухое, грел руки перед зеркалом кафельной печи,
не произнес ни слова. А я терпеливо  ждал, понимая,  что  не просто  так  он
полдня бродил где-то под дождем.
     -  Как  желаешь поговорить, сын  мой,  - отец  Григорий сел на табурет,
положив на  стол  маленькие  жилистые кулаки, -  в мирском плане  или  же  в
духовном? "Начало многообещающее", - подумал я.
     -  Не  хочу показаться грубым  материалистом,  отец, но сфера духовная,
по-моему, сейчас  не слишком актуальна. Поскольку  духовное бытие я не мыслю
отдельно  от  бытия  телесного.  Если  не  удастся  обеспечить второго, то и
первое... - я пожал плечами.
     -  Пусть  так.  Хотя  я  мыслю   иначе  и  не  стал   бы  категорически
противопоставлять одно другому. Я много размышлял над твоим делом. Ты прав в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.