Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

золотистый  свет,  проходя сквозь  листву,  окрашивал  помещение  странной и
тревожной  цветовой  гаммой.  Искрились  и  мерцали в  косом  луче  роящиеся
пылинки. Из приоткрытой форточки тянуло запахом сырости и прелых листьев.
     Спиртного на столе, против обыкновения не было.
     - Итак, - произнес  Шульгин, разливая по чашкам ароматный чай вишневого
оттенка. - Клятву на Библии или Коране приносить не  будем. Разве что потом,
по завершении  спецподготовки, произведем нечто вроде принятия присяги, да и
то если это не поперек твоим политическим или религиозным убеждениям.
     - Что понимается под спецподготовкой? - насторожился я.
     -  Не  более  чем  курс  теоретических  знаний и практических  навыков,
необходимых для успешного выживания и достойного исполнения заданий, каковые
могут быть тебе поручены... - Он подумал  немного  и добавил: - А могут и не
быть.  Для простоты представь,  что  ты чей-нибудь  разведчик  и  готовишься
легализироваться в стране, о которой почти не имеешь понятия. Правда, знаешь
язык,  да и то  чересчур  академически. Столь же  уместный для повседневного
общения, как оксфордский английский в доках Глазго, к примеру.
     Действительно,  его русский язык для понимания был гораздо сложнее, чем
тот, на котором мы  разговаривали с Новиковым. Но Андрей-то, по  его словам,
прожил в нашем мире около года...
     - И  все  же  Александр Иванович, не  могли  бы  вы несколько подробнее
очертить круг вопросов, к решению которых я могу оказаться причастным?
     - Какой  осторожный человек, - хмыкнул  Шульгин. - Да не ждут вас лихие
перестрелки,  теракты  и экспроприации  экспроприаторов.  Ориентируйтесь  на
вполне рутинную, как всякая почти агентурная разведка, но иногда не лишенную
приятности  работу  по  сбору достаточно  открытой информации,  ее анализ, в
почти  исключительных  случаях  -  определенная  коррекция  окружающей жизни
методами иногда  явной, иногда тайной дипломатии. Тем более что человек вы в
общем грамотный,  умеющий себя вести в нестандартных ситуациях. - Его манера
обращаться ко  мне то  на  "ты",  то  на  "вы"  слегка  удивляла. Я  еще  не
сообразил, как  мне  на  нее реагировать.  Попробовать  разве тот  же метод?
Что-то  мешало.  Я решил  пока,  до  установления  более  тесных  отношений,
ограничиваться  вежливым  "вы",  придавая  ему  по  необходимости  различные
интонации.
     -  А если опасаетесь, что совсем  уж скучно будет на нашей службе, могу
слегка   утешить.   Коррекция  реальности  штука   увлекательная,   хотя   и
обоюдоострая временами. Вот,  например, занимаемся  мы  такими  вещами,  как
сдерживание технического прогресса...
     - Зачем? -  поразился  я. - Человечество  всегда именно к  прогрессу  и
стремилось...
     - Кто это вам сказал? - В свою очередь, он изобразил на лице удивление.
- Если вы под человечеством только Европу понимаете, тогда еще так-сяк. Да и
то  прогрессом  она  занимается  от  силы лет  четыреста.  Все же  остальные
обитатели  Ойкумены,  напротив,  к  прогрессу испытывают  стойкую  и  вполне
понятную неприязнь. Назовите мне навскидку любую неевропейскую страну, где к
эпохе  географических  открытий   за  тысячу  лет  хоть  что-то  существенно
изменилось, исключая, конечно, прямые  заимствования у "колонизаторов".  Вот
то-то... Более же предметным наш разговор станет после того, как вы  изучите
курс сравнительной истории двадцатого века.
     Далее  -  придется серьезно  заняться  тем,  что на  языке  разведчиков
именуется "обстановка". Это  означает  знание бытовых подробностей  жизни  в
стране  пребывания. Кто,  когда,  почему, какую одежду носит, какие  цены  в
магазинах,  ресторанах  и отелях,  когда  и кому положено давать чаевые, как
нанять  такси или извозчика,  как  звонить по телефону, что делать, если вас
задержит полисмен или городовой... Как ухаживать за женщинами, наконец!
     То  есть все то,  что вы на сознательном и подсознательном  уровне  уже
знали применительно к своей предыдущей жизни...
     - Зачем так уж все знать? Всегда можно избрать для себя амплуа богатого
иностранца, к примеру...
     - Можно, но не всегда. И даже если так, то слишком часто это будет роль
папуаса,  доставленного  в  Париж в этнографических целях, поскольку  в этом

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.