Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Вот  это  уже точно тюрьма.  Три двери в стене  напротив  и по одной  в
каждом торце. Засовы снаружи.
     Тот,  что  был  в пальто  и в тройке, пошел направо, к  крайней камере,
второй мужчина, в пиджаке поверх косоворотки  и заправленных в мягкие сапоги
брюках,  по-прежнему  не  отводил  с  меня ствола "нагана",  Людмила  - чуть
поодаль,  лицо у нее  суровое.  Играет на коллег, или на самом деле  это  ее
сущность?
     По пути  я как-то ни о чем особенном не думал. Скорее - настраивался на
предстоящий допрос.  Сразу он будет  или  спустя время,  кто и о  чем  будет
спрашивать, с применением средств спецвоздействия или вежливо - угадать  все
равно нельзя. Легенду придумывать не требуется,  она столь коротка и проста,
что не собьешься.  Позиция собственная мне понятна, так чего терзаться? Меня
подтолкнули вперед, и дверь за спиной закрылась почти бесшумно.
     С прибытием, Игорь Викторович. То есть теперь уже у меня другое имя.
     Камера окон  не  имела,  да и неудивительно, здесь  метров  шесть  ниже
уровня земной поверхности. Площадь примерно три  на  четыре. Железная койка,
застеленная по-солдатски, обычный стол, при нем две табуретки. Электрическая
лампочка под жестяным абажуром на витом белом проводе. Вот и все.
     Да,  пол  простой, деревянный, окрашен  охрой,  похоже  -  недавно.  Ни
умывальника, не тюремная камера в полном  смысле, скорее - комната ожидания,
отстойник.
     Чье это хозяйство? Действительно  организация,  против которой работает
"Братство",  столь  свободно  чувствует  себя  в   Москве,  что  имеет  даже
собственные  места лишения свободы?  Или использует  материально-техническую
базу ГПУ,  военной контрразведки, еще какой-то  госструктуры?  Ясно,  что не
только к этим пяти каморкам ведет почти стометровый подземный ход.
     Странно,  что меня так плохо обыскали. Или  это  успела сделать Людмила
ночью? А  у меня и вправду  почти ничего  с  собой нет. Бумажник  и пистолет
отобрали,  остались ключи от  машины, дюжина  папирос  в  портсигаре, медная
зажигалка ручной работы. Еще довоенные наручные часы фирмы "Докса". Тяжелые,
в стальном корпусе. Тикают так, что  в плечо отдает. При необходимости можно
кого-нибудь ими убить.
     Не разуваясь, я улегся на койку, которая была мне коротковата,  положил
ноги на низкую спинку, закурил, стряхивая пепел на пол.
     Стоило  так долго  убегать от зомби и гангстеров на  своей Земле, чтобы
сесть "за решетку" на этой?
     После третьей папиросы замок щелкнул, открываясь. Готов поклясться, что
вошедший был англичанином.  Что  в этом мире,  что в нашем есть в  них нечто
неистребимое, во взгляде, в манере держаться, на  какой бы широте и в  каком
бы одеянии  вы их  не встретили. Насмотрелся, и никогда ранее не  ошибался в
определении национальной принадлежности собеседника, если он был с Альбиона.
Не  понимаю, каким образом  Лоуренс  Аравийский  ухитрялся  выдавать себя за
араба. Видно, очень уж был нетипичен. Или не был чистым британцем по крови.
     Или, наконец, мой нюх на "гордых британцев" носит  уникальный характер.
Вот и этот  тоже. Напрасно он  наряжался  в советский  полувоенный  костюм -
табачную  гимнастерку, синие галифе и  коричневые сапоги на высоком подборе,
какие шьют только в славном городе Торжке, с голенищами в мелкую складочку и
подколенными ремешками.
     На поясе  револьвер в апельсиновой кобуре. Общая цветовая гамма, на мой
вкус,  довольно  попугайская.  Он  вошел,  я посмотрел на  него  равнодушным
взглядом  и  не  сделал  попытки  встать.  Он  вежливо  поздоровался,  почти
совершенно без акцента. Я ухитрился кивнуть, не отрывая головы от подушки.
     - Вижу, вы чувствуете  себя обиженным?  - спросил он,  подвигая  стул и
садясь посередине комнаты, лицом ко мне.
     - А вы  считаете такое обращение совершенно нормальным? Ордер на арест,
например,  постановление прокурора, еще  какое-нибудь обоснование задержания
лишним бы не  показалось?  Или я просто не в курсе, в Москве введено наконец
военное положение и принят декрет об интернировании?
     - За последние семь  лет нормальный человек в  этой  стране должен быть
готов к чему угодно. А  события последней недели  подводят к  мысли, что все

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.