Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

изложил и предысторию, и историю данного противостояния.
     Теперь им  вроде бы улыбнулась  судьба.  Они перевербовали Людмилу  или
даже  вообще заменили подлинную женщину  с  этим  именем на своего человека,
вознамерились размотать  ниточку, насколько удастся. Явно поняли, что в моем
лице  имеют  дело не  с  простым  курьером (а  откуда,  собственно, они  это
взяли?), но вот теперь...
     Думаю, Станиславу сейчас требуется тайм-аут. Так и произошло.
     - Чтобы не терять времени на бесплотные дискуссии,  сделаем так - я вас
оставлю одного,  дам  карандаш и бумагу, и вы ответите  со  всей полнотой  и
подробностями на поставленные вопросы. А потом решим, что делать дальше.
     -  Не  возражаю.  Только...  По  вине  ваших  людей  я  не  успел  даже
позавтракать, хотя уже близится время  обеда. Так что уж распорядитесь. Я не
гурман,  но есть люблю вкусно  и сытно. Кухня значения не  имеет -  русская,
китайская, еврейская. Даже на английскую согласен, если ростбиф или бифштекс
будет  свеж и хорошо прожарен... Вино, виски, водка - соответственно меню. И
это...  - я  повертел пальцами в воздухе,  намекая  на проблему естественных
надобностей.
     - Распоряжусь, - без энтузиазма ответил британец.
     - А как вы  из такой коллизии выпутываться думаете? - вдруг вспомнил я.
- Если  до вечера  я  не  явлюсь куда следует с  посылочкой, операция  будет
сочтена  проваленной.  И  моя ценность, как  специального  агента с  особыми
полномочиями - тю-тю...
     Неужели  о таком варианте он забыл? Или им  неважен исход  именно  этой
конкретной  операции,  они надеются через меня проникнуть гораздо глубже. Но
как? Что им известно такого, что пока непонятно мне? Так и есть.
     -  Это вас пусть не  беспокоит.  Возможно,  выход найдется сам собой. А
пока работайте. Еду вам принесут. И в уборную сводят...
     Он вытащил  из кармана  галифе  согнутую  вдоль  школьную  тетрадку, до
половины сточенный простой карандаш, положил на стол. Посмотрел на часы.
     - Вот мои вопросы... Время вам - до семнадцати ноль-ноль.
     Лежа на койке, я  ждал обеда, пребывая в растерянных чувствах. Что же я
ему  должен писать?  Кое-какая канва  имеется, но  сочинить  за четыре  часа
связанную, непротиворечивую,  способную выдержать квалифицированную проверку
историю  моего сотрудничества  с  мифической  "организацией"? нереально. Все
известные  мне  конспиративные  квартиры?  Я  знаю  три,  но  должен  ли  их
раскрывать? Имена и краткие установочные данные на руководителей "Братства",
с которыми я имел контакты. Название нашей организации им тоже известно? Или
как раз для них оно и придумано?
     Итог моих размышлений: то, что я сумею им сообщить, их не удовлетворит,
и разговор пойдет совсем в другой тональности.
     Попытаться   убежать?   Еще  менее  реально.  Захватить  Станислава   в
заложники, когда он вернется? Тоже бред. И что остается?..
     По всем законам античной  трагедии сразу  после того, как я без особого
аппетита  пообедал, сопроводив банальную гречневую кашу  с приличным  куском
отварной говядины (мои гастрономические запросы во внимание приняты не были)
двумя  рюмками  водки  из крохотного  графинчика,  на большее  тюремщики  не
расщедрились, появился "Дейус экс махина". С его помощью древние  драматурги
выходили из любой сюжетной коллизии.
     Прямо перед  глазами,  на расстоянии вытянутой руки, возникла  знакомая
пульсирующая фиолетовым огнем рамка. Вход-выход тоннеля межпространственного
перехода. Но не большая, как раньше, а размером с половинку газетного листа.
     В  глубине  рамки  я   увидел  комнату  явно  технического  назначения,
напоминающую  обилием  всяких  приборов  и   устройств  рубку   космического
крейсера. Перед "окном" стоял Шульгин, за его  спиной еще один  человек, мне
ранее неизвестный, но по типажу очень подходящий к остальным "фельдмаршалам"
"Братства".
     - Мы все видели и слышали, - сказал Шульгин тихим голосом. - Нормально.
Держался ты правильно.
     Я почувствовал огромное облегчение. Сейчас сделать всего один шаг - и я
на свободе, среди единственно близких и понятных мне людей.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.