Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

звезд, удаленных от Земли на пятьдесят-семьдесят светолет. И параллельно уже
строились крейсера  и транспорты, специально предназначенные  для достижения
границ Галактики, ибо с бесчисленных новооткрытых планет было что  возить на
Землю.
     Но  все,  что  я  сумел  понять  из  имевшихся  в  памяти  корабельного
компьютера справочников  и монографий,  так  только  несколько формул  вроде
преобразования Лоренца, а так же попадавшихся примерно через две страницы на
третью русских слов и выражений:  "итак", "из чего с  очевидностью следует",
"нельзя  не признать, что"  и "можно утверждать..." Остальные  сотни страниц
занимали  цифры и  символы,  сконструированные  из  всех известных на  Земле
алфавитов.
     Проникшись сочувствием  к моему упорству и  бессильному отчаянию, пилот
попытался  как-то  мне помочь,  но  популяризатор из него был  никакой, и  в
памяти остались только пригодные для осмысленного кивания головой в компании
специалистов  сведения о том, что при включении хроноквантового двигателя  в
открытом космосе пространство и время как бы меняются местами - пространство
приобретает  свойства  времени и  наоборот.  Так  называемый световой барьер
вследствие  этого  понятным  образом  исчезает,  тела  приобретают  волновую
природу, получают возможность проникать через  материальные и энергетические
барьеры. Как радиоволны сквозь стены. Полетное время становится равно нулю и
даже вроде бы  начинает  течь  вспять  в каких-то теоретически  определяемых
случаях. Но только  именно в пределах конкретного  "полета". При специальном
подборе   компонентов   массы   корабля,   разгонной  и  путевой   скорости,
индикаторной  мощности  двигателя  и  т.д.  можно  получать  массу вариантов
соотношения  "пространство  - время". То  есть  перемещаться  на бесконечное
расстояние за ноль времени (и наоборот тоже?), на ограниченное расстояние за
заранее  заданное  время   и  много  всяких  других,  недоступных  мыслящему
индивидууму  деталей  и тонкостей.  Поэтому, кстати,  перелет  транспорта  с
грузом в миллион тон на  сотню парсеков  длится  меньше и стоит дешевле, чем
трехместного разведчика - на пятьдесят.
     -  А  лучше всего  не  забивай  голову парень,  - сказал  мне  Валентин
Петрович, - умеешь писать, ну и пиши себе. Я вот не умею.
     С малокомфортным чувством собственной неполноценности,  но и облегчения
тоже я принял  его совет  к сведению  и  руководству. А трех недель полета в
качестве  волновой частицы  хватило для  того,  чтобы понять, что  романтика
хороша только  в тщательно  отмеренных  дозах. Мне стало  невыносимо скучно.
Лишенный   подобной  эмоции  капитан,   измученный  моими   глупо-настырными
вопросами,  под  любыми предлогами  скрывался от меня  в ходовой рубке, куда
таким,  как  я,  вход  был  строго-настрого  запрещен  всеми   существующими
Уставами, Наставлениями и даже Временными инструкциями.
     В  конце  концов я  откровенным  образом  затосковал, причем  депрессию
углубляло  отчетливое  ощущение,  что дальше будет хуже - времени  до финиша
оставалось  гораздо больше, чем пока прошло со старта. И еще один интересный
феномен я заметил - вечером, почитав на сон грядущий и выпив кофе, я засыпал
более-менее удовлетворенный  -  слава  Богу, еще  один  день прошел, а утром
просыпался в тоске - господи, опять начинается бесконечный день.
     Потом и  бессонница  появилась.  Часами  валяясь на жесткой койке,  я с
грустью вспоминал  свое  пребывание в базовом  лагере  десантников,  на 22-й
планете системы Серых Звезд, где меня принимали так, как  положено принимать
гостя с Земли, всего месяц назад ходившего  по московским бульварам  и лично
знакомого  с Джоном  Рокстоном и даже  с Мариной  Малаховой. Я еще тогда для
себя отметил,  что человечество, практически случайно прорвавшись к звездам,
вполне  сохранило  эмоции  и психологические  привычки предыдущей  эпохи,  и
космопроходцы,  особенно  выпив  по  паре  рюмок,  ощущали  себя  совершенно
адекватно и конквистадорам XIX века, и русскими казаками, покоряющими Сибирь
XVII, и просто туристами XX века.
     Не только доверчивые девушки-ксенобиологи, но и битые парни из Седьмого
отряда неизвестно к чему готовых космодесантников слушали меня, раскрыв рты,
а  на  прощание подарили панцирь рубиновой устрицы и первую модель лазерного
штурмового  карабина,   с   которыми  сюда  высаживались  "первопроходники",

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.