Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

отчаянные парни, не знавшие, что их ждет в чужих мирах.
     Допускаю,  что  тогдашний  мой  организм  не  выдержал  бы  угнетающего
воздействия  "черной  меланхолии",   которая  поначалу  поражала   процентов
тридцать  людей, опрометчиво  выходивших не в привычный космос, а в какую-то
вневременную субстанцию, если бы внезапно и резко все не изменилось.
     В тишине моей каюты погудел сигнал вызова, и голос Маркина  из динамика
спросил: - Ты сейчас не слишком занят? Тогда зайти в рубку, есть новости.
     И я вошел в святая святых, куда меня не пускали, очевидно,  из принципа
и где не было ничего особенно интересного. Два глубоких кресла, дугообразный
пульт с десятком джойстиков  и  тремя изогнутыми  экранами.  Один -  вне-  и
запространственного      обзора,     остальные     -     обычные      выводы
информационно-диагностических систем.
     Стоило ли  секретить  от меня тесное, ничем не замечательное помещение?
Разве  что  в  рассуждении  моей  потенциальной  склонности  к  космическому
пиратству. Капитан обернулся и непривычно доверительно сказал:
     -  Интересно получается.  Курс проложен гладко, я даже протекцию Южного
Креста в трех парсеках обхожу,  чтобы с наложением полей не морочиться, да и
движки  у  нас,  сам  знаешь,  при  последнем  издыхании.  А  тут  на  стыке
подпространств   прямо    по    курсу   системка    совершенно    неуместная
просматривается... Полюбуйся.
     - Вам виднее...  - деликатно ответил я, мельком взглянув на  экран, где
струились контуры взаимопроникающих многомерных  торов и  гиперсфер. Правда,
цветовая  гамма  была  изумительно красивая.  -  Насколько  я  понимаю,  два
варианта  возможны.  Или мы  от курса сильно  отклонились или  новую систему
открыли,  в  известных  координатах  не  зафиксированную.  Второе, по-моему,
лучше...
     -  Умный, ты Игорь, не зря я тебя учил. Тебе б каравеллой "Санта Мария"
командовать, - непонятно к  чему заметил  капитан,  сунул в  рот  реликтовую
трубку, которую при мне никогда не закуривал, но постоянно носил в нагрудном
кармане, и начал набирать команды на терминале бортового компьютера.
     ...  Вторая,  она  же и последняя  планета безымянного желтого  карлика
поразила не только меня, но и много чего  повидавшего на своем веку Маркина.
Человека,  который  действительно успел прожить, условно  говоря,  эпоху  от
сорокатонных колумбовских  каравелл до турбоэлектроходов  в двести пятьдесят
тысяч регистровых тонн, не сходя с мостика.
     Или,   соответственно,    от   перкалевых   бипланов,   до   реактивных
истребителей. А в нашем случае - от кое-как долетевших до Марса ракет на ЖРД
до  супергалактических  звездолетов.  В  истории   такие  переломные   эпохи
встречаются не  слишком  часто,  но  все же... И имена  людей, сумевших себя
проявить на этих переломах, человечество хранит свято.
     Когда наш "Кондотьер" вышел геостационарную орбиту и включились системы
универсального обзора, Валентин Петрович привстал в кресле и  произнес нечто
настолько энергично-архаическое, что я даже удивился. И показал мне рукой на
цветную объемную картинку...
     Внизу переливался и вспыхивал солнечными бликами ультрамариновый океан.
Увенчанные белыми гребнями  валы  разбивались о круто падающие в воду скалы.
Вправо, насколько доставал  взгляд,  тянулись  покрытые непроходимыми лесами
хребты. А левее и прямо по курсу до горизонта раскинулась перспектива пляжей
всех оттенков  золотого  и  оранжевого цветов.  Такой  роскошной панорамы не
увидишь и на Земле, не говоря о прочих, до сего момента открытых планетах.
     - Однако... - недоверчиво протянул Маркин, и я отчетливо понял, что имя
в  истории  на  отныне  надежно  обеспеченно.  Открывателей  ТАКИХ  миров не
забывают.
     Все   стандартные   процедуры  дистанционного  исследования  однозначно
подтвердили  абсолютную землеподобность  и полную безвредность атмо-,  био-,
гидро- и литосферы сказочной планеты.
     Пока   капитан  завершал  предусмотренный  инструкциями  предпосадочный
облет, я  мучительно пытался уйти от назойливо лезущих в голову  слащавых  и
заведомых  банальностей,  подбирая имя для  свежеобретенного рая.  И снимал,
снимал пейзажи планеты на все свободные бортовые видеокамеры.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.