Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да уж учили, ваше благородие. У нас в деревне каждый третий, почитай,
то знахарь, то травник, то костоправ. Вот и я сподобился...
     Но взгляд его между кустистыми бровями и доходящей почти до глаз бороды
показался мне настолько ехидно-насмешливым, что захотелось допустить,  будто
передо мной искусственно опростившийся как минимум магистр медицины.
     За две недели пребывания здесь я уже привык почти ничему не удивляться.
Устройство этого  мира  явно  выходило за рамки  нормальной  рациональности.
Словно  не  в  обычном параллельном прошлом  я  оказался, а  в  пространстве
недоброй волшебной сказки.
     - Кто вы? - машинально спросил я, тут же сообразив, что вопрос глупый и
откровенного ответа я не получу.
     -  Я сторож здешний, - ответил он  словами  почти что мельника из оперы
"Русалка".
     - Отлично.  Нам очень повезло,  что  вы  еще и  народный  ценитель. Как
насчет прогноза?
     - Прогноз благоприятный, - уже откровенно издеваясь, ответил Герасим. -
К  утру будет как огурчик, если других  распоряжений не последует. Из той же
аптечки  кольните ему  номером третьим и  пятым, выспится как младенец.  Дня
три, конечно, скособоченный ходить будет и в полную силу не вздохнет,  а так
ничего...
     Убедившись,  что оказавшиеся на  моем попечении люди устроены хорошо, я
вышел на крыльцо,  сел,  закурил.  Невзирая  на погоду.  Просто  на  воздухе
думалось легче. Следом вышел Герасим.
     -  Не  нужен  больше?  Чайку  согреть, закусочку подать, чарочку,  если
желаете...
     - Чарочку я бы выпил.
     - Сей момент. В  лучшем  виде,  как в трактире у Тестова.  А собачек не
бойтесь, собачки у меня смирные, ежели их не дразнить.
     Да уж. К крыльцу подошли какие-то  монстры собачьего мира. Повыше метра
в  холке, покрытые  густой не  шерстью  даже, а  словно бы попонами  из туго
скрученных  веревок, свисающих почти до земли.  Круглые черные глаза  сквозь
эту завесу едва просматривались. Опущенные нижние  губы приоткрывали  клыки,
пристойные саблезубым тиграм. Я такой породы даже на картинках не видел.
     - Порода командор, - ответил на невысказанный вопрос сторож. - В  бою с
ней  никому не совладать из  ныне сущих зверей.  Волка  лапой убьет, медведя
вдвоем задушат. А больше у нас в лесах никто подходящий не водится. На тигра
- не знаю,  не ходил,  но думаю,  что можно. Шерсть у них так вот хитро сама
собой  закручена, что прокусить ее - немыслимое дело. И что я еще вам скажу,
не поверите - блохи в  этой шерсти дохнут. Отчего - почему -  не знаю, но ни
единой  блохи  у  моих  собачек  отроду не было. Так я пойду. Готово будет -
кликну. А  пока курите. И ничего  не опасайтесь. На двадцать саженей  кто  к
забору подойдет, собачки уже учуют и сами сообразят, что им делать.
     О собаках он говорил ласково и одновременно уважительно, что очень меня
к нему расположило. Я и сам к всякого рода животным весьма неравнодушен.
     Протянул  руку,  чтобы  погладить  ближнего  пса  по  загривку.  Он  не
возражал, вывалил на сторону язык и поглядел на меня как-то очень хитро.
     Полная  чертовщина.  Уже  поужинав, попросту, но обильно и вкусно, я не
успокоился, пока еще раз не посмотрел на гостей-пленников-пациентов. Герасим
каждого из  них в достаточной  мере раздел, уложил  в постели, укрыл ватными
одеялами. И Людмила, и остальные дышали ровно и спокойно.
     Тревожиться за их здоровье оснований  не было. И за  то, что кто-нибудь
из них попытается выйти прогуляться, хотя бы в приступе сомнамбулизма, тоже.
     Снаружи  на  дверях имелись  надежные  кованые  засовы. Теперь и самому
можно было отдохнуть.  Все  же  больше  суток прошло  в  большом  напряжении
духовных  и  физических  сил. Мне  сторож  отвел,  как это  в  старое  время
называлось, светелку на втором этаже,  на  двери которой внешнего  запора не
было, я проверил. Да и проверяй не проверяй, я все равно оставался в  полной
милости  загадочного Герасима. Захочет он со мной что-то  сотворить - никуда
не денешься. Только зачем бы  ему это,  если он рекомендован  Шульгиным  как
содержатель надежнейшего пристанища.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.